Список форумов webtut Форум Театра Юношеского Творчества
  FAQ  |  Поиск |  Пользователи |  Группы |  Регистрация 
  Данные пользователя |  Войти и проверить личные сообщения |  Вход 
Список форумов webtut

капитан Коршунов и инспектор Лосев
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов webtut -> Наши увлечения
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2015 11:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ага... Этот стиль называется Pulp art. Кстати, я уже подозреваю, что именно в нем нарисованы персонажи Аркъхема. Но хотелось бы чего-то малоузнаваемого и на детективную тему.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
х
Повелитель тем


Зарегистрирован: 25.04.2010
Сообщения: 4179

СообщениеДобавлено: Ср Июл 01, 2015 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

может это банально, но у меня твой Перри Мейсон всегда ассоциировался с человеком, похожим на Кери Гранта
,
ну а Делла ни в коем случае не блондинка. это же не Хичкок
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Июл 01, 2015 12:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

По-моему где-то было сказано, что Делла шатенка. Я не знаю, Кэри Гранта, но да - похож. Но это просто удивительно - насколько нигде нет картинок с Мейсоном, да и с Вульфом в общем-то тоже. Пуаро рисовали - неважнецки, но рисовали. Холмса рисовали многократно и довольно удачно (если конечно не считать "Рейгетских помещиков" в книжке библиотеки приключений). А про Мейсона вся информация - что черты лица словно вытасаны из гранита. Ну я его с детства и представлял вроде латышских статуй - из гранита, без шлифовки, но не столько толстый, сколько широкоплечий.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Июл 29, 2015 1:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

К моему ужасу, четвертая книга про сыщика Льва Гурова оказалась заточенной под антиалкогольную программу восьмидесятых. Автор бросает все силы своего таланта, на то, чтобы доказать, что алкоголизм сам по себе является исчерпывающей причиной для убийства. При этом автор бросает на полдороге, как всегда яркие и убедительные наблюдения над действительностью, роман распадается на несколько новелл о персонажах, причем тут нет четкости разбиения на "День минувший" и "День сегодняшний", как в "Ловушке", да и новеллы-то касаются не только подозреваемых, но и свидетелей, следователей, а убийца виден как на ладони.

Там потом была еще вещь "Профессионалы", начинающаяся с цитаты из "Профессионала", и про маньяков (даже про два типа серийников, что хорошо). Кстати и тут, в "Обречен на победу" Гуров уже формулирует методику профилирования. Это все занятно и интересно, но видно, что перспективы развития не получит, Гуров скоро "обрастет мышцами" и начнет расследовать сериальные убийства в цирке.

Это что же, выходит я все, что было хорошего про Гурова уже прочел? Как коротка эта жизнь!
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Авг 19, 2015 8:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Когда я был мал, мир казался простым и стройным. Свое увлечение детективами Адамова, Конана Дойля и Эдгара По я считал мальчишеством - вполне простительным и даже высокоинтеллектуальным, но все же позволительным мне именно по возрасту, как например игра в солдатики или походы в чешский "Луна-парк". Вместе с тем, полагал я, есть детективы, которые и взрослому не стыдно почитать. У меня было определенное представление о таких детективах - они серьезнее, то есть кончаются не всегда хорошо, и взрослые упоминают их названия каким-то приглушенным голосом, то ли не желая травмировать меня, то ли переживая какие-то внутренние содрогания. Кроме того по таким детективам снимают фильмы в которых играют известные и даже великие актеры.
Из отечественных детективов в эту элитную касту попадали братья Вайнеры (Взрослый презрительно ухмыляется, услышав от меня название "Место встречи..." и глухим голосом сообщает, что это на самом деле "Эра милосердия") и Юлиан Семенов (мало того, что Штирлиц это Тихонов, так еще и в библиотеке жилконторы, мне не выдают "противостояние", и не реагируют на мое возмущение "Ну ведь я хочу почитать про расчлененные трупы!"). Ну и Сименон конечно. Признаком серьезности Сименона казалось мне элитарное уныние, остающееся после прочтения его книг, кроме того там все время встречались жутковато-непонятные слова, вроде "сутенер" (я читал "сутнер"), "маскулен" или "мажестик", означающие, что кого-то задушили в стенном шкафу.

Позже не раз мне казалось, что я нашел еще более сурового и взрослого автора, то это был Н.Леонов, то Г.К.Честертон, то Валё и Шевалль. На сегодняшний день, я назвал бы пожалуй А. Кольберга и С.Жапризо - дело тут не столько во "взрослости" или в "занудстве", сколько в безжалостном правдоподобии, которое - касательно преступлений - отнюдь не касается количества крови на месте преступления, а скорее психологии преступника. Преступление еще никому не приносило счастья, как ни крути, а формулировка остается в силе.

Но я о Юлиане Семенове. Его "взрослость" была для меня чем-то незыблемым, все, что казалось непонятным или страшным, было таким безусловно потому, что я еще мал. Книг его не было нигде. Легче было достать Агату Кристи, чем "противостояние" или "ТАСС" отдельным изданием, зато по радио их чтением можно было наслаждаться постоянно. Мне говорили, что именно Юлиана Семенова Гайдай изобразил под именем Гениана Зеленого в своем, не слишком гениальном "Спортлото 82", но я воспринимал это исключительно, как неудачную и даже беспомощную в своей неудачности шутку, хотя бы потому, что где это вы видели хоть одну книгу Семенова, не говоря уж о четырех одинаковых в одном купе.

Настала перестройка, закончился дикий детективный голод, когда зачитывали до дыр какую-нибудь "операцию Аурум". И отношение стало меняться как-то исподволь. На некоторых писателей и журналистов стали смотреть косо, не как на нынешних "кремлевских соловьев" конечно, но с оговорками "он же офицер КГБ". О ком я только не слышал, что они "офицеры КГБ", и о Булычеве и о Невзорове и о светлой памяти Щекочихине. К Семенову это тоже как-то само собой прилепилось, и он из разряда "взрослых" стал переходить во "взрослых, но ретроградных".

Но он тоже не сидел сложа руки. Появилась газета "Совершенно секретно", с Семеновым в редколлегии, и в первом номере ее, как своеобразная фишка, был заявлен новый роман Семенова - "Тайна Кутузовского проспекта". То есть про власть, не зря же на обложке был нарисован то ли пляшущий Брежнев, то ли Сталин салютующий по-римски (вот тут я не помню точно). И я купил этот первый номер и стал читать аж на нескольких огромных газетных полосах. Я ничего не понял, кроме того, что это по-взрослому, есть даже плохие слова. Обрывалось все, как тому и следует - друга сыщика, бывшего зека, а ныне киоскера убивали рэкетиры, и "его рука мертво лежала на прилавке...".

Эту фразу я запомнил на всю оставшуюся жизнь. Видимо потому, что в голове не укладывалось, как это я не дочитал роман Семенова? Ничего, думал я, вот скоро выйдет второй номер, и мы потихоньку разберемся... Но вышел второй номер, а где я был в тот момент, я уже не помню, но я его не купил. Может быть кончились деньги. Может быть второй номер не пошел в такую уж широкую продажу. Я, честно говоря, узнав несколько позже о безвременной смерти писателя, как-то так подумал, что роман остался незаконченным.

Книги Семенова я потом разыскал и прочитал почти все. Отношение поменялось. Не был он офицером КГБ, но был допущен к секретам, был "избранным", а избранность развращает. В данном случае развращенность коснулась не морали, а самокритики. Не нуждаясь в оттачивании текстов, автор не столько халтурил, сколько шалил. Он уснащал свою прозу признаками "большой прозы", как ему казалось, а именно, впихивал в текст изобретенные только что обороты, в основном причастия, наречия и прилагательные, но в таком количестве... рука если и лежит, то "мертво", если кто и потягивается, то "хрустко" и весь этот новояз в конце концов дошел до шедевров вроде "взаимоугрызно". Если я правильно понимаю, автор искренне хотел внести в русский язык по крайней мере несколько новых слов, оглядываясь на русских классиков, которым это удавалось. Потом в его романах стал мелькать "журналист Степанов", человек редкого ума, смелости, и главное с отточенным литературным стилем. Настолько отточенным, что агенты ЦРУ, беседуя за водкой о том, как им погубить Анголу, вполне могут вдруг начать хвалить друг другу стиль статей Степанова. Конечно они все читали Степанова на языке оригинала! Они же культурные люди, хоть и сволочи. Достоевского же они читали? Так почему бы им Степанова не почитать?

Да-да, все это было, и все это смешно и грустно.
Но нельзя не отметить и другое. В СССР было снято не так уж много великих телесериалов. Великих в том смысле, что они внесли отчетливый вклад в отечественную культуру. В сегодняшней вакханалии жанра такие случаи остаются не менее, а даже более редкими. И если целых ДВА таких многосерийных фильма были сняты по произведениям Семенова, это что-то да значит.
Автор прекрасно умел создавать материал для фильма. Он придумывал жесткую и убедительную интригу и вручал ее героям с яркими характерами. Если эти герои доставались хорошим актерам и режиссеру, получался шедевр. И черт-то с ней со стилистикой авторских ремарок.

Знаете, я ведь дочитал "Тайну Кутузовского проспекта"! Сегодня, на травке в Обухово дочитал. нелегко, признаться, мне это далось. Издательство "Амфора", очухавшись от фанфиков по Холмсу, и марафона по Вульфу, затеяло в прошлом году издание "милицейского детектива", да еще с надпечаточкой "Следствие ведет такой-то". Инспектор Лосев там был. А потом настал черед Полковника Костенко, того который "Противостояние" и "Петровка 38" (правда непохож один на другого?). Я порадовался, что оказывается Тайну Кутузовского разгадывал мой старый знакомый. Его, правда, оказалось немного. Размышления героев о социальных реформах, которыми Костенко грешил еще в погоне за К-кротовым, развернулись тут на страницы и главы. Костенко схлестнулся с мафией, которая оказалась управляемой не кооперативами, а непосредственно сталинскими палачами. Палачами. В этом произведении, одном из последних, Семенов, как и всегда позволяет себе быть чуть "за гранью фола". В девяностом, это уже означало назвать сталинских и гитлеровских палачей одним словом, но много раз подряд. Сюжет прорывается сквозь эти рассуждения изредка. И вдруг понимаешь, что читаешь вовсе не детективный роман. Детектива тут на повесть, небольшую, даже не совсем детективную, постаревший седой Костенко столкнулся со своим Мориарти, не с антиподом Кротовым, которого надо было догнать и обезвредить, а с таким же старым седым ментом, только палачом. Мориарти нельзя судить. Его можно только в водопад, а это не детектив, это эпилог всем остальным детективам. И в обложке этой книги, как ни странно - почти нет "журналиста Степанова". Потому что эта книга на семьдесят процентов это завещание журналиста Степанова. Который работал, как бешеный в конце восьмидесятых, начал издавать газету "Сов.секретно", и очень хотел вновь, уже в последний раз оказаться тем парнем, которого допустили к госсекретам, но он оказался с нами, с читателями. И в этом завещании есть все "секретное" сразу - и история Колчака, и про мафию, и про американскую полицию... Эх, думал Степанов, сколько бы я вам еще написал. Только не успею. Хотя есть один способ. Я напишу все это - не литературу, публицистику, под одним названием, и назову это романом. Вы прочитаете. Вы привыкли читать мои романы и вы прочитаете, и может быть согласитесь. Ну или хотя бы запомните.

Я читал откровения Степанова, мысли Костенко, поминутные описания сильных мира того - тут Суслов положил ладонь на сейф, а там Абакумов потянулся, и конечно же хрустко. И ловил, ловил себя на мысли: всё точно. Все правильно. И только потом понимал, что думаю про сегодняшний день.

Костенко опасался "поворота вправо", понимая под ним что-то вроде ГКЧП. Костенко говорил - "не приживется у нас демократия" и "да найдется у нас какой-нибудь полковник, портреты которого понесут по улицам" имея в виду тех полковников, и ту ситуацию. А я все время ловил себя на мыслы, - нет, это не через год, это через пять. А это через десять. А это... А это сегодня, товарищ Костенко, через ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ЛЕТ, после того, как вы догнали своего Мориарти у водопада.

Свистел регулировщик у вокзала Белорусского,
И исчезали узкие машины на Кутузовском...
Прости меня...

(С)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 13, 2015 12:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Когда я соберусь умирать, я наверняка возьму блокнот и напишу список недоделанных дел. Конечно на первых местах там будет "спасти мир" и "распечатать Хуже не будет", но я постараюсь упомянуть все, чтобы знать, чем заняться до приезда товарищей из крематория. Так вот, там будут детективы, которые я начал читать, но не дочитал. Как это может быть, скажете вы? Как можно не доесть сардельки, говоря языком, понятным для послевоенной шпаны?

Это бывало по-разному. Бывало, например, что купишь на вокзале в Таллинне по дороге в Ригу (ну папа купит, это неважно) журнал "Уральский следопыт", о котором много слышал, но который в Ленинграде не продается. А там детектив без начала и без конца, про какого-то официанта, который вез деньги в кейсе, а его в лесу у пасеки убили. Интересно? Ну безумно же интересно! А журнал возьми, да унеси на корабль старшина аквалангистов. И я не только дочитать, я названия не помню. Вот как тут будешь искать?
Ищу. До сих пор ищу. Верю в победу.
Или вот другой был детективный очерк. Назывался, сейчас вспомнил "Хлебное дело". Прокурор в гостиничном номере подходил к окну и слушал по радио строки
Оренбургская заря красношерстной верблюдицей
Рассветное роняла мне в рот молоко.

но замечал, что заря на верблюдицу в реальности непохожа.
Я, помнится, тогда пришел в восторг от того, что знаю, откуда цитата. И начал читать и недочитал. Недоел сардельки. Завяз. Это был журнальчик "Человек и закон", он лежал в качестве растопки у печки в дачном домике. И я себе обещал набраться сил, и прочитать очерк. И уехал из дачного домика.

Так вот, я его нашел, этот очерк. В том мешке из под сахара советских детективов, которые мне привез от какого-то коллеги Цвах, и которые оказались на три четверти не советскими и не детективами, нашелся сборник. Прекрасный лениздатовский сборник, с картинкой на обложке, с буквицами в тексте. Изданный так, как прекрасные "Пуля и микроскоп" Алянского, которыми я зачитывался еще в детстве.
Называется "Было дело в понедельник". Автор - Павлов, да простят меня боги. Тема - если у Алянского были эксперты, то тут прокуроры.

Ну я его прочитал. О ужас, ужас, ужас.

Автор, этот боевой прокурор, формально выполнил колоссальную работу по созданию своего персонажа, своего, блин, не выговорю - Холмса - но своего инспектора Лосева. Его прокурор Нестеров живет, растет, женится, задается важными общественными проблемами. Его то и дело повышают в звании. В первом очерке он милиционер, потом выучивается на прокурора, а в итоге его зовут снова в МВД, потому что надо бороться с мафией.
Но вы подите поймите, что он расследует!
Полное ощущение, что автору это неинтересно, и вам, Валентина Андроновна, тоже должно быть неинтересно. Какие-то ненужные диалоги, неубедительные драмы, пейзажи, обиды и недопонимания между совершенно ничего не значащими героями, на последней странице задерживают каких-то бандюг. Посреди книги в коротком юмористическом очерке героический прокурор кого-то случайно убивает. Никто и ухом не ведет. Потом он разоблачает чайник. Потом на автора накатывают поиски художественной формы, и он начинает писать в стиле дневника Лоры Палмер - какой-то женщины, влюбленной в этого прокурора, который как раз вышел на борьбу за экологию. Потом женщина испаряется, наступает перестройка и жестокая мафия из маленькой кавказской, упорно не называемой республике, топит кого-то в московском цементе руками мента-оборотня, которому пришли давать почетную грамоту и сказали, что ж ты, негодяй!
В общем, очерк про верблюдицу надо было читать с температурой под сорок, когда убежать и даже отбросить книжку не получается.
Куда глядели ваши глаза, товарищ Белинский?
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...


Последний раз редактировалось: НекрЫсь (Сб Июн 11, 2016 12:12 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Апр 28, 2016 11:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Когда-то мне попалась в руки книга некоего Эллери Квина, и я с удивлением обнаружил, что главный ее герой Эллери Квин. Авторы - два брата-акробата, придумали себе сразу и героя и псевдоним, и написали произведение, в котором все долго ломают голову, почему медсестра помогала убийце, и в финале торжествующий сыщик говорит:
- Ага! А вы-то все не подумали, что она может быть в него влюблена!

Было во всем этом нечто от школьного спектакля. И впечатление это только усилилось от чтения "Неизвестной рукописи доктора Уотсона", в которой Эллери Квин взялся помогать Шерлоку Холмсу. ну куда он полез? - думалось мне.

Я ведь к тому времени еще не читал ни Боба Гарсию с Юлией Капустюк, и даже убогой зависти Мориса Леблана еще не видал.

Но оказывается мне было суждено, прежде чем закатится моя звезда, прочесть еще одно произведения Эллери Куинна.

Ну как вам сказать... Если б не знать, что это два автора мужчины, можно было бы смело подумать, что автор - женщина, которую волнует на столько кто убийца, сколько за кого из оставшихся мужчин выскочит замуж героиня. Стопроцентное построение дамского сериала, целая глава может быть посвящена тому, что героиня сидит в кафе и ничего не происходит, но как же за ней все ухлестывают!

Тонкие ребята были эти Эллериквины. Стопроцентное попадание в домохозяек.

Но чего не отнять это того, что для каждого подозреваемого придумана не только внешность, но и отдельный возможный мотив, и - чего так часто не хватает - подсказки. Читатель может про каждого подумать "ага!" и "эге", да не один раз.

Чертовски жаль, что все это кончается разгадкой очередной запертой комнаты, которая заключается - позвольте я все-таки расскажу - в том, что убийца сначала убил жертву, а потом построил вокруг нее стены с запертой дверью. Да-да, вот именно он обстроил убитого запертой комнатой.

Парусник в бутылке, понимаете?
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вт Июл 19, 2016 9:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я, кажется, дочитал последний роман Аркадия Адамова. Последний не потому, что он написан позже всего. А потому, что реже всего встречается в переизданиях. И теперь я понимаю, почему.

Называется он "Последний бизнес". Это огромный для Адамова текст в шестьсот тысяч знаков, и в этом тексте, как в волшебной коробочке можно разглядеть весь пройденный и еще предстоящий путь автора. Сочинен от из адамовских детективов третьим - то есть после ошеломительного успеха "Дела Пестрых" и второй попытки копнуть глубже "Черной моли", автор решил отказаться от проходных героев (Коршунова) и создать каки-то новых. Видимо Аркадий Григорьевич, загоревшись, как всегда искренне и немного наивно, идеями о создании народной дружины... не надо смеяться... из романа очень хорошо видно, что создание ДНД было делом идеологическим, и автор не жалеет сил, чтобы подчеркнуть - речь идет не просто о создании подручных для городовых. Речь идет о некоей общественной силе, которая предназначена для того, чтобы вообще заменить даже и советскую милицию (в светлом будущем, конечно). Герои наперебой теоретизируют в этом направлении, к дискуссии подключаются добрые инженеры, многоопытне токари, седые профессора, нервные учителя, и одинокий мудрый старый милиционер Огнев). В центр повествования автор не смущаясь ставит аж пять человек - целую заводскую бригаду. У каждого своя роль - один боксер, другой нетвердый красавец, третий трусоватый недотепа, четвертый - студент, то есть он конечно токарь, но это студент-шурик - высоченный, очкастый, очки теряющий, но ничуть не боящийся голыми руками выбить нож у бандита, и вдобавок играющий в шахматы, да так, что к концу повести припомнит особенности шахматной игры бандита, и сможет спланировать акцию по его захвату. Хорошая тема? Для советского детектива прекрасная. Но она тут же тонет в многословии и многоперсонажии. Потому хоть Адамову этот токарь-студент и нравится, но надо же еще рассказать про четырех его товарищей, про их возлюбленных, про их соседей, отцов, сестер, врагов, и про славного журналиста, который почему-то учится в университете, но он журналист, потому что студент это слово ругательное, в университете таится крамола, университет это верхушка айсберга, на дне которого копошится фарца и уголовщина. Узнали? Ну конечно, Арнольд, вечный соперник Сергея Коршунова, его мерзкий толстый однокашник, зловещий Растягаев. И все это происходит в Одессе, которую Аркадий Адамов - железный человек, описывал многократно, но нигде кроме "Злым ветром" Одессой почему-то не называл.

В общем, это такая большая тарелка с ирландским рагу. Из него торчат чьи-то ушки и хвостики, но в целом его пробовать можно только с краев - горячее.

Книгу эту почти не переиздавали, и в букинистических я ее не видал. Впереди были еще три попытки нового детектива - "Личный досмотр" про таможенников, "След лисицы" про ментов-шестидесятников, "Стая" - снова про молодежь, но уже без особенных дружинников. Потом еще пара повестей про Коршунова. А потом Адамов сделал выбор кого продолжать - Лосева из следа лисицы. Не худший вариант.

А из "Последнего бизнеса", к сожалению запоминаются в основном моменты анекдотические. Вот например, чуткость и неиспорченность здоровой советской молодежи. Прослышала эта молодежь, что в университете выходит стенгазета, под названием - читателю уже неприятно и гадостно - "Мысль"! Вы подумайте!

- Один девиз ваш чего стоит: "Я мыслю, следовательно, я существую!" Сплошной идеализм разводите! Тоже мне Декарты двадцатого века! Ленина читать надо!

Я всю жизнь думал, что к Декарту советские студенты относились лояльно, хотя бы из за декартовых координат. Но видимо на мне сказались его идеи (которые по-моему всегда считались примером дуализма) и я идеализирую ситуацию.

– Пора принимать решительные меры! - горячо говорил Андрюша Рогов. - Это совершенно чуждые нам люди! Они используют газету как трибуну для пропаганды вреднейших идей.
– А вы с ними пробовали беседовать? - подчеркнуто спокойно сказал Саша Рубинин.
– Или не пробовали! Нет, хватит цацкаться! Сейчас нужны меры организационные.
– Снимать, к чертовой бабушке, - пробасил один из студентов.
Саша покачал головой.
– Надо подумать.
– Чего думать?! - вскипел Андрюша. - Они отрицают социалистический реализм, пропагандируют буржуазные течения в искусстве. Например, сюрреализм, абстракционизм, модернизм...


Пока все идет в рамках обычной разборки в которой мог бы участвовать и Сергей Коршунов. Но вдруг происходит нечто неожиданное.

Паренек в тельняшке ошеломленно посмотрел на Андрюшу, потом со всего размаха стукнул кулаком по столу.
– Ах, мать честная! Вот гады!.. Да таких в открытом море топить надо, чтобы территориальные воды не заражать.


У меня просто челюсть отвисла от такой категоричности. Более того, я представил, как отвисли челюсти и выпали кисточки у Малевича, Врубеля, Шагала и Сальвадора Дали. Которых уже тащут к планширу броненосца "Потемкин".

Я понимаю, что это момент, как бы сказать, юмористический. Автор как бы показывает, как горячо, но неверно, можно выразить справедливое возмущение, если ты молод и в тельняшке. Но на меня этот "паренек в тельняшке" произвел какое-то гнетущее впечатление, честно говоря. Не потому, что я испугался за абстракционистов. А потому что он говорит искренне от души. Потому что юмор юмором, а вот с этим "ах, мать честная" именно и начинают топить в территориальных водах. Причем заметьте, отреагировав исключительно на название - ему говорят модернизм, он даже и смотреть не станет - сразу в море. И совершенно неважно, что в следующий раз окажется триггером, запускающим процесс - "модернизм", "укрофашизм", "масонство", "пиндосы", "православнутые", "гяуры", "прибалты", "те-кто-не-хотят-нас-пускать-на-олимпиаду", "те-кто-говорят-что-мы-сбили-самолет","те-кто-занимали-это-помещение-до-того-как-мы-их-отсюда-повышибали"
безымянный паренек в тельняшке все так же вскочит с криком "Вот гады!". Что гады он знает и так, от рождения. Ему нужно их только назвать как-нибудь.

Паренек, к сожалению, никуда не делся. Более того, он размножился, а вот интеллигентные токари-Шурики в очках куда-то повывелись.

Вы мне небось припомните мое собственное отношение к модернизму и абстракционизму, во всяком случае к раскрученному и претендующему на знание высших истин. Безусловно, оно отрицательное там, где абстракция и недосказанность оказывается мощным оружием коммерсанта или идеолога. Потому что все идеологи мира работают в тесной, хотя зачастую и смертельной связке и постоянно орудуют вещами, в орудия не предназначенные. Точно так же как абстракционизмом идеологи вдруг начинают размахивать феминизмом и прочими комплексами, сексуальными девиациями и прочей медициной, религией и прочей психологической необустроенностью. И каждая выставка кастрюль дает одновременно поводы покричать и комсомольскому вожаку, и ушлому мистификатору, не дает она ничего только нормальному человеку, который хочет в музей пойти. И каждая пляска на амвоне выгодна одновременна и власти и церкви и маргиналам, не нужна она только нормальным людям. И по каждому такому поводу в углу уже дрожит от нетерпения паренек в тельняшке, чтобы грохнуть по столу кулаком и прокричать:
- Ах, мать честная!
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...


Последний раз редактировалось: НекрЫсь (Вс Дек 04, 2016 4:09 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Сен 28, 2016 6:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Не успел меня советский детективщик Словин очаровать, как уже разочаровал.

Меня, сказатьь по чести, впечатлили его "вокзальные" детективы, проникнутые знанием работы транспортной милиции. Прикол был Хейлевский, мы не только узнавали кто преступник, не только знакомились с работой обычно незаметной махины вокзала, но и убеждались, что данное преступление могло произойти только на вокзале в поезде, на перегоне электрички и нигде еще.
Это правда здорово, как за кулисы заглянуть.

Еще мне нравились длинные, но с каким-то внутренним подтекстом заголовки "Пять дней и утро шестого", "Дополнительный прибывает на второй путь". И еще мне ужасно нравится фильм, снятый по "Дополнительному".

Но, видимо, автор тревожился (и резонно), что рано или поздно его герой переберет все такие "железнодорожные сюжеты". И надо будет выбираться на иные просторы, не погрешив против стиля и интересности.
А тут как раз подоспели восьмидесятые, писать стало можно по-разному, в том числе и не очень хорошо. На вопрос, что за черт, можно было ответить, что это не черт, а новаторство.

И автор взялся за книгу "Теннисные мячи для профессионалов". Название в лучших традициях. За одним упущением. Эти мячи ни малейшей роли в сюжете не скгрыют. Ну вот вообще, можно было бы без них. Они там где-то "упруго били о землю". По сравнению с этим "Место встречи" - тоже не самое уместное название - смотрится просто железно обоснованным.

Кстати,в повести "Мячи" Словин позволяет себе заочную перекличку с собратьями по цеху. В частности, герой, услышав с ночной улицы, что в доме смотрят "Место встречи", подумал, что так ни разу не досмотрел этот длиннющий фильм до конца. Посыл ясен, но смотрится чуть ревниво.

Но не в этом же суть. Суть в том, что у советских детективщиков был такой непременный этап в работе. Они, на определенной фазе своей известности, вступали в союз Писателей, а это давало им возможность ездить в дома отдыха на Черноморское побережье. И всем им приходила в голову одна и та же идея: почему бы моему герою не порасследовать тут? Антураж новый, впечатлений масса, эмоции насчет загадочности и криминальности так и прут. Ведь писала же, черт возьми Агата про Египет и месопотамию!

Так вот, Л. Словин тоже съездил в этот дом творчества. И решил описать его так же, как описывал вокзал "с изнанки". Беда только в том, что он не стал ждать те пятнадцать или десять лет, которые молодой милиционер Словин провел на вокзале, прежде, чем стать писателем.

В результате получился диковинный гибрид Денисов-Лосев (занятно, что у Лосева был друг Денисов, но это был другой Денисов). Сюжет по-денисовски полон реалистичных подробностей, рисующих картинку. Но картинка эта по-лосевски выглядит не расследованием в пансионате, а фантазией о том, как бы можно было здорово расследовать в пансионате, если бы все мои соседи по диетическому столику были негодяями. Даже не то, что негодяи... Там в пансионате все ЛЕНИНГРАДСКИЕ ИНТЕЛЛИГЕНТЫ - очень порочный и опасный народец. Они выглядят носителями высших истин. Будь то известный поэт (он толстый, вернее даже он обладает толстым животом, это сказано раз двадцать, он ходит в белой детской шапочке, ну урод). Будь ты очкарик-йог с пляжа (про него все шепчут, что он гуру и экстрасенс, но в финале он спешно прибегает и смешно ошибается во всех предсказаниях). Будь ты таинственная незнакомка, в которую был страстно влюблен убитый на платформе вокзала (откуда Денисова тут же послали искать ее в пансионат), и про которую в середине романа объективности ради сообщают, что она маленькая толстенькая, смешная и вообще, ей под пятьдесят. Чтоб знала, когда прочитает!
Компания жуткая. От таких можно ждать чего угодно. И вот все они... ни в чем не виноваты! Потому что, в традициях реализма, из кустов выбегает бандит (тоже в очках) и "внезапно наносит сыщику удар ногой в голову". "Каратист! - догадывается сыщики - И подлец! Ведь мог бы меня искалечить!". После чего сыщик скоренько бьет этого неумеху-каратиста в солнечное сплетение, тот падает и с этого момента никто не сомневается, что он-то и есть убийца. Не сомневаются и в том, что новенький дверной звонок на соседней даче это далеко идущий звонок, который убийца хотел так нажать, что дача сгорит.
Это очевидно без доказательств, и не только Денисову, но и всем остальным, кто всю дорогу Денисову не верил и сомневался. Теперь не сомневаются - набежали и порвали на куски знамя победы. Деенисова даже генерал не поздравил. Денисов не обиделся, но ушел из пансионата и уехал домой.
Вот такие вот теннисные мячи... Эта книга похожа на черновик, который править, править и править....
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...


Последний раз редактировалось: НекрЫсь (Вс Дек 04, 2016 4:00 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 13, 2016 7:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В который раз убеждаюсь, насколько твердая уверенность обманчива. Ругая современные бульварные чтивы как не посмеяться над корректурой и безграмотностью авторов? Гарсия-Капустюк-форэва!
Уж в советское-то время все в книжках было выверено, правда? А где не выверено были такие знаете, бумажки вклеены - "Замеченные опечатки". Было время, когда я первым делом смотрел эти опечатки, искал их в тексте и иногда в упор не видел, казалось, что грешники каются впрок.

И все же, чем больше я выуживаю книжек о трудной работе советской милиции (сколько же их было издано - это же море, просто море), тем чаще я от души хохочу. Нет, купец Попугайчиков, время Капустюк, как и время Расплюева перманентно.

Вот например открываю я сборничек очерков. И неплохой сборничек - тут есть например, совершенно независимый, и вообще предшествующий созданному Вайнерами образу Шарапова, очерк про методы работы Владимира Арапова.
Но ведь в начале надо напомнить читателю, что служба и опасна и трудна. И найти какие-нибудь прочувствованные слова. Житие мое... Работа следователя...

"...не раз и не два приходилось ему просыпаться посреди ночи, и в любую непогоду, в мороз, в дождь мчаться во тьму на патрульной машине, иногда и на грузовике, чтобы где-то там, за много километров обезопасить преступника..."

Так и представляешь этого следователя, который весь промокший, оскальзываясь в глине и во льду, высвечивает фонариком скорчившегося под деревом матерого уголовника, немедленно укрывает его зонтиком, укутывает одеялком, ставит вокруг него палатку, и всю ночь ходит дозором, приговаривая "не бойся заинька, не бойся, серенький".

Вот ведь. И слова-то вроде похожие, а смысл-то противоположный.
Wink
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Гуру
Лейтенант Трэгг


Зарегистрирован: 05.06.2007
Сообщения: 1006
Откуда: СПБ

СообщениеДобавлено: Вс Янв 15, 2017 10:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

НекрЫсь писал(а):
Вот "Для спящих ночь, для стражи день", это ведь название книжки.


и этот день тебе приснится? Wink
_________________
Лишние хлопоты ждать чудес.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вс Янв 15, 2017 2:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ну да. Как, собственно "Смерть этажом ниже", "Крик в ночи", "Цена за танец", "Круги по воде", "Исключительный случай", "Свиданье ночью"... и наверное еще что-то... Wink
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Мар 08, 2017 2:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Не поленюсь повториться, что белорусские детективы - вещь странная, в себе. Белорусские мастаки (а что поделать, если издательство названо "Мастацкая литература"?) обладают удивительным, я бы сказал аристократическим презрением к законам жанра. До сих пор помню книжку про сыщика по фамилии Тростник, который на протяжении четырех романов умудрился пройти три вообще не раскрывая убийств, только кражи.

И вот в букинистическом кафе рядом с институтом я натыкаюсь на "Час стрельца" некоего Константина Тарасова.
Первая повесть начинается с трехстраничного монолога. Ну а почему бы, право слово, герою не произнести пространную речь, обращаясь к приятелю. Точнее к подчиненному, поскольку герой - следователь, а его слушатель молоденький неопытный оперативник. Это они стоят на месте преступления, не где-нибудь а в католическом костеле, где играет орган и кого-то прирезали в исповедальне. В таких условиях любой следователь просто обязан повернуться к коллеге и сказать: "В старину, рамы для картин подбирали долго..."
Необычно? Необычно. Но чертовски тяжело читать первые пятнадцать страниц, где подозреваемые еще не названы, а атмосферность уже вовсю, фразы обрываются многоточиями, обстоятельства дела излагаются сюрреалистично как будто это кошмар, снящийся белому кролику и все до самого последнего пьяного сторожа говорят исключительно о смысле жизни.
Зато когда ситуация проясняется, становится ясно, что это вполне в советских реалиях такое "Чисто английское убийство" (в смысле Midsummer murders, добрый инспектор Барнеби). Кого-то убили в церкви, подозреваемых человек пять. Появляются даже шутки, вроде того, что хоть погибший и был рыбаком, убили его не рыбы. Обрывается всё это внезапно, но будьте покойны, еще одного Кротова-Дросова-Эховойны поймают.

Бац - вторая повесть. Еще куда оригинальнее. Сейчас это назвали бы ретродетективом, в СССР непонятно, почему жанр не расцвел. Взять и перенести действие в царскую Россию, ну то есть туда, в западные губернии, где все поляки, хотя вроде как и Белоруссия. Детектив стилизованный под Купринский "Поединок". Прекрасный антураж. Напряженное действие. Единственное на моей памяти, быстрое и увлекательное описание фехтовальной дуэли (Гоша бы наверняка обругал, но мне и этого довольно). И бац - внезапный обрыв всей интриги - стандартнейшим проклятием проклятому царизму. Я понимаю, что здесь двойное дно, и автор высказывался по поводу немного не того режима. Но зачем было детектив-то губить.

Третья повесть - пост фактум называется. Ну вообще - классический расклад на пять подозреваемых с постепенным выбыванием, с ложным алиби. Антагонист - жулик-цеховик, который расследует, сам опасаясь разоблачения. Куда уж оригинальнее. Но все кончается финальной разборкой, где герои начинают скользить по лесу аки ниндзя, и выбивать друг у друга автомобильные ключи.

В общем всё, как "Про красную шапочку". Весьма оригинально, неожиданно печально, порой виртуозно. Но над всем - огромный вопрос, почему вы это все так начали, так повернули и так закончили? Что там у вас в Белоруссии случилось? Лось.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Июн 08, 2017 2:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Одно из двух.
То ли нет в мире ничего объективного.
То ли порой в этом мире встречается не только незаслуженное горе (что к сожалению очевидно), но и незаслуженные успех и слава.

Как говорил полковник Гернкастль, "случайности войны" делают меня порой обладателями потрепанных детективных книжечек. Практически это означает, что мои знакомые, зная мои литературные вкусы дарят их мне, а порой привозят на машине мешками. Я честно читаю их все. Худшие из привезенных оказываются потом в цепких руках Д.А.Федоровского, и превращаются в реквизит. Лучшие занимают место в моем платяном шкафу среди шапок, елочных игрушек и экзотических дополнений к Аркъхему.

Недавно туда попали восемь, распадающихся на куски томиков черного цвета "Зарубежный детектив", изданных в начале девяностых годов издательством голос. Подарены они мне были так давно, что с дарителем мы с тех пор успели перестать подавать друг другу руки по политическим мотивам (для чего, надо сказать, нам обоим пришлось изрядно постараться). Но подарок увы, был доставлен и передо мной встала задача прочесть его как можно быстрее, потому что Федоровский может уйти в отпуск.

Вы наверное видели эти книжки. Их была издана чертова уйма, и подбор их бывал порой совершенно необъясним. То вдруг первый том состоит из одного Сименона, то несколько томов подряд формируются из триптиха - Стаут-Кристи-И что угодно. То под одним переплетом собираются семь-восемь коротких повестушек-тушек.

Время было тяжелое. Бандитский беспредел. Печатали не надеясь дожить до утра.

Речь собственно о том, насколько разные по качеству произведения оказывались, таким образом, в одной книге. Вот например полкнижки, (так подарили), в которой, тем не менее есть аж три повести. Первая - автора под именем Эллери Квин. Вторая "Дуэль" - рассказ, который все читали или смотрели, но никогда не помнят, когда и где. Про то, как один коммивояжер в легковушки обогнал на шоссе бензовоз, и что из этого получилось. Помните, да? Это, понятное дело, не детектив никакой, это замечательный чистый, убедительный триллер - одно из классических произведений в жанре. И третья повесть - совершенно неизвестного мне автора, вполне себе детективная - подозреваемых трое, а убийцу не угадать. И читать легко - обязательные для Лос-анджелесских частных сыщиков приколы, вроде
Мы говорили обо всём на свете, кроме политики, религии и нас самих
или
Инспектор был очень вежлив и выбирал слова с такой тщательностью, будто мучительно их придумывал
скрашивают текст. Да, это дежурные шутки, которые положены тут по форме одежды. Но они есть, есть загадка, есть сыщик который нашел преступника. Небогато, но честно. Для книжки в черной обложке лучшего и желать нельзя.

Но этот Эллери Квин...
Сколько раз я на него не натыкаюсь, ощущение у меня от него одно - мажор. Такой знаете, Николас Кейдж, Ваня Ургант, мальчик за которого очень просил Геббельс. Ну ни фига парень не умеет кроме как собой любоваться и то, потому что у него дядя увжаемый и талантливый человек. Но вот он здесь, а вот он тут, а вот он уже год ведет шоу имени себя, и все к нему уже привыкли, и вообще видели бы сколько он за корпоратив берет.
Вот точно так же выглядит Эллери Квин.
Первая фишка его в том, что имя автора это на самом деле имя героя-сыщика, а авторов двое, и это их коллективный псевдоним. Это выглядит тухло, но к этому не было бы претензий, если бы хоть что-то толковое они могли придумать.
Впервые я столкнулся с ним в советской "Науке и жизни" перестроечных времен. Тогда они, ободренные ветром перемен, анонсировали публикацию "Неизвестной рукописи доктора Уотсона", то есть да-да фанфика по мотивам Конана Дойла. Сейчас мы знаем цену этим фанфикам, и видели просто ужасные экземпляры. Но тогда промысел был внове и после прочтения оставалось тягостное недоумение - может чего-то недопонято? Потому что творение Э.Квина оставяло стойкое ощущение, что автор Э.Квин долго и неуместно восхищается героем Э.Квином, попутно неумело излагая самую известную и избитую версию истории про Джека-Потрошителя, приплетая сюда зачем-то Холмса и Ватсона. Которые видите ли Джека не поймали, а Эллери Квин, много позже, всё это прочитал и догадался.
Я решил, что автор не осилил громад мудрости Холмса и загадочности Джека.
Потом в сборнике полученном от Грибника я снова наткнулся на Этого Квина, и схватился за голову. Это был уже оригинальный сюжет. И снова автор(ы) просто слюной исходил рассказывая, какой его Э.Квин умный, ловкий, элегантный и для женщин соблазнительный. Правда он ни фига не делал, а просто ждал, когда все не смогут догадаться, что медсестра была сообщницей убийцы. А когда все разведут руками и скажут, "да где ж это видано, чтобы у убийцы были сообщницы, да что же ее могло заставить быть сообщницей" сыщик воскликнул: "А что если она была его любовницей?" и повесть тут же закончилась, потому что после такой потрясающей проницательности всех видимо хватил удар.

И вот, значит, я в третий раз столкнулся с этим типом.
Рассказик называется "Безумное чаепитие". Автор(ы) решили, что тут они "обыграют тему Алисы" и обыграли - сначала нарядили пару персонажей в Зайца и Соню, а потом сказали что за зеркалом была потайная комната, и поэтому план разоблачения убийцы должен быть сопряжен с перечислением слов в "Морже и Плотнике". Кроме этого авторы решили, что сюжет будет построен на том, что у некоторых часов стрелки светятся в темноте.
Решили они... И ничего этого не сделали... То есть и часы и плотник упомянуты. Только вот сюжет не построен. Сыщик всю дорогу "вяло сидит в кресле", говоря "поверьте, у меня достаточная квалификация". В огромном доме пригородном доме человек не был обнаружен поутру - и всем тут же стало ясно, что он убит, а не ушел в соседнюю деревню и не уехал в город. А разоблачение преступника гениальным сыщиком строится на том, что сыщику не спалось накануне преступления, он пошел искать в темноте какую-то дверь, но перепутал комнаты и что-то там увидел. А если бы, не дай бог, не перепутал комнаты? Вся квалификация коту под хвост?

Когда мне было восемь, нет девять лет, и мы снимали дачу в поселке Ленинское, мой добрый папа предложил мне написать детектив. Он меня таким образом учил. Например садились мы сочинять стихи, он эти стихи придумывал, записывал красивым почерком и поздравлял: "Малыш, для первого стихотворения неплохо!". Уверяю вас, я верил, что это мои стихи. Так до сих пор остановиться и не могу.

Ну вот, стали мы с папой писать детектив "Убийства в Ленинском" (папа предложил "Убийство", но я решил, что это недостаточно масштабно). Я посмотрел на зловещий дом нашего соседа, дяди Вени Кобелева (мы называли его "дядя Веня Пухов"), и представил, как наш герой входит в темный дом... И там в зловещей комнате видит зловеще лежащего на кровати человека. Человека окликают, а он не отзывается. Всё ясно...
- Все сразу поняли, что он глухой! - воскликнул я.

Мне тогда было девять лет. В девять лет допустимо мыслить, на уровне Николаса Кейжда и Эллери Квина. Надеюсь, с тех пор я сильно изменился.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16777
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Июн 15, 2017 11:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

НекрЫсь писал(а):
Занятная вещь детективные сериалы-книги. Честертон-Дойл-Гарднер умудрялись как-то обходить подводные камни последовательности и сквозного сюжета. Ну в крайнем случае, напишет Ватсон, что "это случилось еще до падения в водопад". Ну напомнит Холмс, в очередной раз, что "три раза от меня убежали мужчины и один раз женщина".

А вот про инспектора Тихонова (братьев Вайнеров) читаешь и удивляешься. Вроде бы все связано железно - учитель Коростылев например умудряется превратиться из воспоминания в персонаж, а из персонажа в фигуранта дела, куда там Орри Картеру. Но как же меняется сам персонаж...

Мы конечно помним книгу "Я следователь", всю построенную на обезличивании главного героя - его нигде не называют по имени. И хотя это все тот же Стас Тихонов, это дает авторам разгуляться - они его женят, разводят, знакомят с симпатичной латышкой, и сам Стас, вращающийся среди тех же самых сотрудников Стаса Тихонова приобретает, если можно так выразиться - самое первое лицо - полностью отождествляется читателем с собой.

Хотя в общем-то Тихонов сыскарь - инспектор угрозыска.

Так вот, в первой повести он и не сыскарь. Он инспектор, но почему-то ОБХСС. Это не мешает ему участвовать в погонях, и получить ранение (одно из тех, которые будут упомянуты в "Гонках по вертикали"), но в целом повесть производит впечатление измененного сознания в жаркий, как и по сюжету значится, летний день. Преступники очень зловещи, так зловещи, что просятся в библиотечку военных приключений. Они обещают друг другу - "Я сделаю тебе пластическую операцию, а кончики твоих пальцев сожгу кислотой". Они бесятся оттого, что честные советские швейцары не берут с них чаевые, бормоча "Вот уроды" с той же картонной интонацией, что много позже и на другой таможне брат Сухоруков. Но самое главное, что вся их грандиозная афера затеяна вокруг контрабанды превосходных советских часов, которые на гнилом западе рвут с руками, при этом часы они вывозят по частям, дрожа над каждой деталькой - ведь на Западе таких деталек взять неоткуда, а недостающие штампуют из оргстекла у себя на даче. Ведь простая советская дача даст сто очков вперед прославленным заводам Берна и Лозанны.
Есть в повести и Шарапов, но он какой-то странный. Тихонов говорит ему "ты" и чуть ли не приказывает.

Секрет тут прост. Персонаж Владимир Шарапов, как известно, имеет прототип, легендарного сыщика МУРа Арапова. По всей видимости со знакомства с ним начинали работу над жанром братья Вайнеры, и был он тогда в чине майора. Писатели поступили грамотно, главного героя (Тихонова) сделали вымышленным, а прототип поставили на второй план. Но главный герой, как тому и следует быть в сериале - не сильно изменяется в возрасте и звании. А реальный прототип Шарапова продолжал расти, и очень скоро авторы поняли, что куда больше подходит ему роль Старшего товарища, наставника-начальника (столь популярная у нас, и столь редкая на западе - наш капитан Лосев против ихнего комиссара Мегрэ). А уж потом Вайнеры сделали финт ушами и создали великую "Эру милосердия" - про молодость Шарапова.

Так вот во второй повести "Ощупью в полдень" (и первой, начавшей самостоятельную жизнь - есть отличный радиоспектакль с Мароковым в роли Шарапова) Шарапов занял положенное ему место. И повесть эта уже очень хорошая, хотя конечно обаяние Волынцева в радиоспектакле делает роль негодяя Козака более яркой. Но и тут без сюрпризов не обошлось. В сюжет вплетен... Да не вплетен, а просто вставлен момент, тайный смысл которого от меня ускользает. Тихонову снится сон, где он беседует со своим учителем Коростылевым (он с ним всегда беседует), но и не только. Он беседует еще с майором Садчиковым. С каким-то слегка заикающимся майором Садчиковым. Ничего не напоминает? Ну так на этот случай Тихонов уточняет - "он уничтожил банду Прохора"...
Совершенно верно! Это персонаж повести "Петровка 38"! Написанной, если кто забыл, совершенно другим автором - Юлианом Семеновым! Ну вы себе представляете, чтобы Мейсон с Деллой и Дрейком выходят из ресторана, хрустя картофелем фри, а на противоположной стороне как раз с проклятиями выбирается из кабриолета немыслимый толстяк, а помогает ему парень в элегантном галстуке.
- Здорово, Арчи! Как поживаешь?
- Привет, Перри! Да вот, орхидеи еще не зацвели...


Ничего такого я в мировой детективной литературе не припоминаю. Ведь (см. выше) даже вполне оправданная, по служебному поводу встреча двух главных персонажей одного автора - Коршунова и Лосева, смотрелась чуть ли ни чудом. У меня есть только одна шаткая версия - майор Садчиков тоже может иметь прототип среди реально существующих сыщиков МУРА, действительно уничтожил банду Прохора, а затем Ю.Семенов и бр.Вайнеры решили дружно ввести его в свои произведения под собственным именем, один на главную роль, другой на эпизод.

И все же в этом есть что-то дьявольское.


Ситуация продолжает развиваться, хотя яснее не становится.

В процитированном сообщении я взял на себя смелость утверждать, что "Часы мистера Келли" (где Стас Тихонов инспектор ОБХС и какой-то странный) - первая повесть про Стаса Тихонова, а только вторая - "Ощупью в полдень", зажила самостоятельной жизнью, то есть дала основу для произведений разыгранных актерами. Есть радиоспектакль.

На чем я основывался? Разумеется на книжке "Кнодетектив" Вс.Ревича, изданной в 1983 году, где черным по белому было сказано: "И пока еще не добравшийся до киноэкрана Стас Тихонов братьев Вайнеров". В этой книжке перечислено множество советских детективов, которые я с того самого года планомерно отлавливаю и просматриваю, и пока не исчерпал. В той же книжке упоминается - как неудачный - фильм Одесской киностудии "Свидетельство о бедности". Буквально так:

Большинство преступников в этой картине нечесанные, дегенеративные, уродливые хари, которые прямо-таки кричат по Ломброзо "Я преступник, я!" Контрастом к ним выведен некий Крест в исполнении Б. Хмельницкого. Этот убийца настолько элегантен, настолько образован, что не совсем понятно, как он может общаться с окружающей его гнилью.

Я понимаю иронию критика относительно довольно незатейливого фильма, хотя он, пожалуй заострил. Нечесаная харя в фильме одна - и та принадлежит бедному, лысому Грише Шесть-на-девять, Льву Перфилову. Три других негодяя это галантный часовщик, старичок божий одуванчик, и зарубежный магнат, потому что.... Этот фильм является экранизацией "Часов Мистера Келли", там всё так же пытаются вывезти за рубеж колёсики от советских часов "Столица", за каковые колёсики там на западе просто глотки готовы друг другу грызть! И главного героя, сыщика, который всех поймает, зовут Станислав Павлович, или просто Стас... Только вот какое дело, он не Тихонов. Нет, не Тихонов. Его авторы сценария - братья Вайнеры - подумав, решили сделать Соколовым.

ПО-ЧЕ-МУ?

Почему этот персонаж меняет форму, как сделанный из ртути Терминатор? Какой авторский замысел таится в том, что он то милиционер то следователь, то дважды разведен, то никогда не женат, то хорошо стреляет, то плохо, то ученик Шарапова, то начальник, да и фамилии меняет как перчатки. Еще пара взмахов лопатой, и я откопал грузинский фильм "Ночной визит", который, как легко заметить, является экранизацией "Визита к минотавру", только все, там грузины - скрипач Лев Поляков превратился в Левана Церетели. И главного героя зовут тоже не Стас Тихонов, хотя это именно Стас Тихонов. Уже дважды к 1983 году потихоньку "добравшийся до экрана" незаметно для Вс.Ревича потому что под разными фамилиями.

Я глубоко уважаю Вайнеров, но их тонкой игры понять не могу. Вы представляете, чтобы Конан Дойл сочиняя про Шерлока Холмса делал его то худым скрипачом кокаинистом, то седобородым лордом парламента, давал ему фамилию О'Мэлли, и выставлял вместе с Лестрейдом регулировать уличное движение? А хотя, знаете... Холмс ведь выдавал себя за шведа путешествующего по Тибету. Может Стас Тихонов тоже может себе такое позволить?

Вот ведь кинодетектив...
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов webtut -> Наши увлечения Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 3 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group