Список форумов webtut Форум Театра Юношеского Творчества
  FAQ  |  Поиск |  Пользователи |  Группы |  Регистрация 
  Данные пользователя |  Войти и проверить личные сообщения |  Вход 
Список форумов webtut

капитан Коршунов и инспектор Лосев
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов webtut -> Наши увлечения
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Авг 01, 2011 7:51 pm    Заголовок сообщения: капитан Коршунов и инспектор Лосев Ответить с цитатой

Я уже пытался объяснить свое отношение к советскому телевизионному фильму «Петля», который кажется мне неудачным, несмотря на Филатова и Табакова, несмотря на нестандартный для совдетектива сюжет и некоторую даже, для своего времени смелость. Но почувствовал, что не смогу все разложить по полочкам, не сказав подробно про автора сценария, и романа, по которому снято произведение – Аркадия Адамова. И вот, думаю подвести некоторый итог, тем более, что многие мои знакомые – Гоша скажем, немало пострадали от моих постоянных напоминаний о подвигах инспектора Лосева, и бывали немало раздосадованы, когда я волок их на Петровку-38, поглядеть в окна кабинета капитана Коршунова.

Итак

Аркадий Адамов – автор детективных романов в послевоенном СССР.
Имя Аркадия Адамова, стало еще при жизни писателя почти нарицательным – на протяжение нескольких десятков лет олицетворяя советский детектив он был, и сейчас уже точно остается практически самым советским детективом. Его первый роман «Дело пестрых» вышел в печати тогда, когда сам жанр даже в словарях определялся, как «буржуазная литература, воспевающая насилие», а в отечественном варианте существовал в виде «записок следователя» Льва Шейнина и бесчисленных шпионских вариаций в «Библиотечке военных приключений». Помимо идеологической нагрузки и достаточно наивных сюжетных построений, в произведениях этих не выдерживались самые каноны жанра – тайна зачастую отсутствовала, наличие двух подозреваемых, или ложных версий воспринималось, как немыслимая роскошь. Адамов не сломал эти стереотипы сразу, зато – разумеется с позволения и благословения официальной власти – реализовал другие важные каноны – каноны полицейского детектива и детективного литературного сериала. Его герои – сыщики МУРа переходят из романа в роман, расследуют преступления разного рода, влюбляются, терпят неудачи, переживают гибель товарищей, или их предательство. Все эти, кажущиеся сейчас самоочевидными приемы, были в новинку советскому читателю, почти тридцать лет прожившему с этими героями. Об авторе рассказывали, что он свой человек в МУРе, что он вхож во все кабинеты, и наблюдал за раскрытием реальных уголовных дел.
Позже появились «детективщики» более уважаемые, более интеллектуальные, правдивые, «детективные». Братья Вайнеры, чей основной герой - инспектор Тихонов, как ни удивительно оказался заслонен великим «приквелом», повествующим о юности его начальника – Владимира Шарапова. Николай Леонов, не без успеха пытавшийся создать сыщика «нового типа» - Льва Гурова (живет до сих пор, но утратил большую часть шарма). Латыш Андрис Кольберг – со своей почти Сименоновской правдивостью, способный осуществить сложнейшую задачу – «открытый детектив», то есть повествование, где круг подозреваемых не ограничен ничем – под подозрением «весь город». И – лично мне кажущийся лучшим российским детективщиком – Александр Жаренов. Каждый из них создал, хотя бы один увлекательный детектив, о котором можно смело сказать «не беллетристика, но проза». Таковы «Эра милосердия», «Ловушка», «Три дня на размышление» или «Выстрел из прошлого».
А Аркадий Адамов?
Он был другого поля ягода. Прежде всего – блатной – ну как же, ведь он сын того самого знаменитого Гр.Адамова, автора «Тайны двух океанов» - советских «Детей капитана Гранта» на равных выдержавшего соперничество за фантастические мечты советских детей с Беляевым и Толстым. Аркадию словно была предначертана судьба сына гения, на котором природа конечно отдыхает, но почему бы не продолжить дело отца, не создать трудовую писательскую династию?
Он бы и стал писательским функционером, одним из массы безликих творцов производственных и сельскохозяйственных романов, быстро – членом союза, потом секретарем, или председателем, или просто завсегдатаем писательского ресторанчика, и автором пары пьес, по гроб жизни идущих в «театрах страны».
Но Аркадий Адамов был добрым человеком и романтиком.
В полной мере оценить это можно только сейчас, когда, взяв на ладонь все его пятнадцать романов, проследишь творческий путь. На изгибах этого пути он казался кем угодно. Печатался в «Юности», но при этом в первый же свой роман напихал и шпионов иностранной разведки, и стиляг-отморозков. Такому букету могли бы позавидовать матерые писатели из когорты погромщиков-сталинистов, вроде Шевцова и Кочетова (об этих бедолагах разговор отдельный). А Адамов трогательно любил Аркадия Райкина, в нескольких произведениях, совершенно вне логики повествования, по две по три страницы посвящает этому артисту. И вместе с тем, анекдотически не переваривал артистов, театр, все, что касается театра. Первый же его роман был экранизирован, и стал своеобразным «Делом №1» советского кинодетектива. Но другие экранизации последовали почти через двадцать лет после первой, и не имели успеха. Адамов никогда не забывал, что преступление, в общем-то немыслимое в советском обществе, стоит обычно на китах хищений социалистической собственности, ведь других причин нарушать закон в СССР нет. И искренне надеялся написать «советского Шерлока Холмса», мечтал о том, что его герои заживут собственной жизнью, той, что дарует читательская любовь.
Кстати, нельзя не заметить, что хотя никаких реальных дел в романах А.Адамова конечно не описано, его герои не вневременные. Мало того, что и преступления, и преступники, и конечно сыщики меняются, согласно – «моде и сезону». То здесь то там в романах нет-нет, да и проскальзывают упоминания о чем-то, о чем действительно болела голова у МУРа в те дни. Правда упоминания эти скорее ироничные, автор высмеивает панические слухи, приводя в пример «Убийцу женщин в Красном» будто бы хозяйничающем на Таганской площади. Похожих случаев было в СССР два и получается, что инспектор Лосев ловил в свое время то ли Позднякова то ли Евсеева.
Адамов создал две серии романов объединенных фигурами сыщиков Коршунова и Лосева, соответственно, и однажды формально пересекшиеся. Кроме того были написаны два внесериальных романа – один про сотрудников таможни, другой – «черновик Лосева». Еще Аркадий Адамов мечтал создать теоретический труд – своего рода учебник, или сборник эссе о детективе, как советском, так и зарубежном. Очень заметно, что он детективы любил не только писать, но и читать некоторые романы просто пестрят цитатами и отсылками к самым неожиданным прототипам, а также к Диккенсу, Ильфу и Петрову, Гашеку. «Учебник советского детектива» написать не удалось, была опубликована лишь одна глава.
Главный герой романов Адамова фигура не совсем типичная для западного детектива. Это сотрудник милиции, опер – причем опер молодой, не опытный сыщик, а на наших глазах набирающийся опыта неофит. Западный детектив полицейских не жалует, а уж когда они становятся главными героями, обладают и опытом, и грузом лет, вроде Спиллейновских грязных Гарри, или комиссара Мегрэ.
Я попробую вкратце охарактеризовать романы Адамова по возможности в порядке их написания, чтобы было понятно, как модифицировалась тематика и творческая манера писателя.

1. Дело Пестрых.
В этом романе мы знакомимся с Сергеем Коршуновым, молодым офицером, после службы в армии случайно и почти помимо своей воли попадающим на службу в милицию. Невольная аналогия с Володей Шараповым требует уточнения – Коршунов прибывает в Москву хоть и из воинской части в Германии, но не с войны – он служил в оккупационных войсках десятью годами позже. Скорее Коршунов похож на кошмарного героя романа Шевцова – оттепельная Москва для него враждебна, всюду стиляги, любимая девушка относится к службе в милиции с презрением, и расстается с ним, под влиянием, чего б вы думали – театрального института. Почти исключительно из чувства противоречия (но и внутреннего благородства) Сергей остается в МУРе, проникается дружелюбием и профессионализмом коллектива, сталкивается с преступниками. Поначалу это длинноволосые, потерявшие человеческий облик завсегдатаи коктейль-холла, жалкие студенты («И Лена там, - горько подумал Сергей), но потом, по цепочке сыщики выходят на настоящую банду, состоящую из уголовников разного пошиба. Сергей поначалу совершает ошибки, по горячности и неумению, но постепенно набирается опыта. Единой тайны преступления на весь роман не хватает, банда совершает много мелких и большей частью неопасных деяний, но расследование мудрые начальники Сергея ведут, он же выполняет отдельные оперативные задачи, что позволяет сюжету не буксуя, следовать за криминальной интригой. К сожалению примерно с середины романа возникает параллельное повествование («по ту сторону баррикады») полностью раскрывающее замыслы преступников. Читатель очень хорошо понимает, кто находится на вершине криминальной пирамиды – старый уголовник, рецедивист еще со времен НЭПа, неуловимый шпион «одного западного государства», супермен и негодяй, и наконец все те же омерзительные студенты театрального института дотанцевавшиеся до создания подпольной антисоветской ячейки, ну и конечно же убийства. Они ни много ни мало нанимают все тех же бандитов, чтобы убить… невесту Сергея Коршунова, которая, хотя и учится в трижды неладном театральном институте, но все же вывела на чистую воду всю их антисоветскую компанию любителей пошлых стишков и белых жучков. Вообще Лена Осмоловская, независимо от того, общается она с Сергеем, или они принципиально расстаются из за непонимания жизненных позиций друг друга, постоянно вовлечена в «Дело Пестрых». Важный свидетель занимается в руководимом ею драмкружке, а в конце концов тот самый шпион заходит в гости к ее соседке, и Лена по наитию… нет, не задерживает негодяя, но опознает его. Несколькими часами позже его нокаутирует уже сам Сергей.
В более поздних изданиях, к моему изумлению, все политические линии романа были безжалостно из него убраны, без замены чем-либо что вызывало недоумение – вместо пусть ангажированного, но связного повествования, возник какой-то конспект, где все происходящее казалось случайным стечением обстоятельств.
Фильм, снятый по роману не слишком хорош, роман в него просто не поместился. Однако в отдельных эпизодах он жестче и остроумнее романа, жаль, что сам сюжет в фильме во многом теряется.
Все сотрудники МУРа в этой книге старше Сергея если не по возрасту, то по опыту. Заметны: самый старый наставник – Сандлер, и просто мудрый наставник – Зотов, а также боевые товарищи – старший – Гаранин, жизнерадостный – Лобанов, и скептический, негативно относящийся к Сергею – Воронцов. Остальные малозначительны. При этом Гаранин и Лобанов получают серьезные ножевые ранения, но оба, ценой своего здоровья задерживают опасных преступников.

2. Черная моль.Этот детектив известен в двух вариантах – т.н.журнальном, то есть сокращенном, публиковавшемся не только в журнале, но и позже – в сборниках, и полном, выходившим отдельной книжкой. Отличие в них – ни много ни мало – четыре первых главы, на протяжение которых главный герой – Коршунов вообще не появляется. Зато в них подробно освещена примета времени – организация комсомольских патрулей по защите правопорядка – дружин. Вспоминая, что организация ДНД происходила не всегда гладко, что случались даже настоящие шайки грабителей, организованные по принципу дружины, можно отдать должное злободневности произведения, в котором наряду с положительным дружинником Приваловым, показан отвратительный вохровец Перепелкин. В целом в романе реализован только намеченный в «Деле Пестрых» подход – главные не только милиционеры, но и трудовой коллектив меховой фабрики, на которой фигурально выражаясь «завелась Черная моль».
Да не обманет читателя внешнее сходство названий - МУРу здесь противостоит не легендарная «банда» вроде «Черной кошки», а преступная схема впоследствии не раз использованная автором. Уголовной мелочью верховодит матерый бандит, в свою очередь связанный с «деловыми людьми» - директором фабрики «из бывших», группой спекулянтов-расхитителей, продажных адвокатов. На этом закручена интрига – сбившийся с пути рабочий, пойманный на воровстве и убитый собутыльниками на самом деле не воровал и не пьянствовал, а стал жертвой комбинации, в которой даже сами преступники действовали по разным побуждениям (в сокращенном варианте эта интрига полностью исчезает, дело начинается с обнаружения трупа, мотивы убийства так и остаются невыясненными).
Муровцы тем временем повзрослели. Коршунов набрался опыта и стал капитаном – легендарный Сандлер (еще с нэпманами воевавший) ушел на пенсию, в начальниках теперь Зотов и Гаранин. Кроме того впервые появляется «милиционер-предатель». Нужно понимать, что «предателями» в советских детективах почти не бывали «обротни» - то есть сознательные преступники. Скорее это слабаки, маменькины сынки и хозяйчики, сплоховавшие в противостоянии с криминалом (Петюня Соловьев – гадина и трус). В данном случае перед нами Михаил Козин – интеллигентик, позер, маменькин сынок, который в общем-то искренне хотел стать сыщиком, но из за честолюбия, а главное - отсутствия дисциплины (недоговорил в рапорте, влюбился в родственницу свидетеля, наорал на другого свидетеля) разглашает служебную тайну. Но - и это важно - находит в себе силы сознаться, что в свою очередь рушит планы преступников. Разумеется, его увольняют из романов Адамова навсегда.
Важную роль в повествовании занимает непрекращающаяся ни на час борьба Сергея Коршунова с чудищем театральной тусовки. Жена его – Лена выучилась, стала актрисой в крупном театре, что – понятное дело – жизни супругам не улучшило. Претензии Коршунова примерно те же, что у Ивана Сергеевича Груздева – не нравятся ему цветы и поклонники. И правильно не нравятся – в театральной среде есть не только жалкие, хотя и – автор не скрывает от читателя ничего - объективно талантливые актеры, но и настоящие подонки близко знакомые с меховой мафией. Через жену, Коршунову достаются дефицитные товары, которые позже будут вменены ему, как взятка. Он же, расстроенный отношениями с женой, почти позволяет себе увлечься сотрудницей МУРа (уже влюбленной в него), что также пытаются использовать преступники. Вообще Коршунов в этом романе переживает настоящий кризис, в результате чего получает ранение – удар кастетом на пригородной станции Сходня. В качестве бонуса в банде обнаруживается один из «пестрых» - мелких персонажей прошлого романа. Настоящим финалом является нормализация жизни честных сотрудников фабрики – те, кто молоды женятся, и начинают работать в среде очищенной от хищений.
В силу производственной специфики преступления в романе упоминается, и активно объясняется роль «пятого этажа» - ОБХСС. Действия его сотрудников составляют отдельную линию, со своими победами и провалами, а в полном варианте один из них достаточно пространно рассуждает о необходимости соблюдения законности в следствии, аппелируя, хотя и не называя, к примерам Сталинских репрессий.

3. Личный досмотр.Одно из немногочисленных «внесерийных» произведений Адамова, и единственное, где нет сотрудников МУРа. Речь в нем идет о молодых таможенниках, работающих на западной границе СССР. Главный герой это по-прежнему Альтер эго автора, он молод, он любит жену, которая не любит и не понимает его работу (хотя в данном случае это и ее работа, их – выпускников престижного вуза направили работать на таможню вместе, а ей хотелось заграничных командировок). Приятель героя не столько плох, сколько слабоват, жадноват и трусоват. Примерно так же отличаются и два начальника – более крупный, с рабочей выправкой, дружной семьей и довольно либеральными взглядами, и начальник поменьше, по фамилии Филин, похожий на недобитого белогвардейца, хотя втайне убежденный сталинист, и при том не вполне порядочный. Все герои вступают в сложные взаимоотношения с организованной группой контрабандистов, в которой важную роль играют проводники поездов, и местные сомнительные жители и жительницы. Героя соблазняют и герой влюбляется, но не в того, кто его соблазнял. Семейная коллизия несмотря на наличие в семье ребенка, кончается неожиданно жестко – разрывом: Люся уезжает, герой остается, и похоже будет счастлив с дочерью более крупного начальника. Зло нейтрализовано.
Надеюсь, А.Адамов не обидится, если я усмотрю в любовных перепитиях героев отголоски жизненного опыта самого автора. Интересно, что в более поздних произведениях главный герой – Виталий Лосев абсолютно счастлив в личной жизни, а вот его постоянный товарищ столь же хронически разводится.

4. Стая.Еще одно произведение, формально не связанное в серию. Формально, потому что мы видим здесь героев, которые позже превратятся в Виталия Лосева (Виктор Панов), Федора Кузьмича Цветкова (Федор Михайлович Бескудин) и т.д. но работающие еще явно в хрущевское время. Расследователям противостоит банда, которая куда больше похожа на преступное сообщество нашего времени, чем скажем на классические нэповские и послевоенные. Никаких «родимых пятен прошлого» - главарь рецидивист, и в его подчинении подонки, хулиганы и главное – разного рода сбитые с пути и с толку молодые люди от рабочих до студентов. Автор пытается разбираться в этих причинах с разной степенью успеха, но, в отличие от дела «Пестрых» смещает акценты, теперь не партком института проморгал явного врага в студенческих клешах, а наоборот, ответственность за ушедшего в банду недоросля скорее оказывается на тех его товарищах, которые проявили к нему недостаточное внимание на собрании. Это примета времени, видал я детективы, где после неправильно обсужденной в классе стенгазеты отличница бралась за кастет. Насколько я знаю, это первое произведение А.Адамова напечатанное в либеральном «тонком» журнале Юность, с которым автор сотрудничал потом многие годы, обеспечивая «детективные страницы».
В романе есть «отрицательный милиционер» - недалекий участковый инспектор, который не только проморгал происходящее на подведомственной территории, но и в желании избежать порицаний за это, постоянно ухудшал ситуацию.

5. След лисицы.Вот он – Виталий Лосев, сыщик новой формации, с участием которого А.Адамов попытался создать (как мы увидим позже, во многом успешно) собственный стиль, собственный «адамовский детектив». Виталий как и Коршунов служил в армии, а именно в десанте, но он еще и университетский выпускник, юрист с дипломом. Он жизнерадостен, интеллигентен, сын двух врачей, которые достаточно терпимо смотрят на его профессию. Он весьма начитан, и – особенно по молодости лет – все время сыплет цитатами из Гашека, Ильфа и Петрова, и даже Агаты Кристи. Он хороший друг, и добрый человек. Очень высок ростом, светловолос и нравится женщинам.
Следует заметить, что Виталий Лосев почти не постареет до самого последнего романа, вышедшего в 1987 году, то есть почти за двадцать лет.
Сразу же мы знакомимся с еще двумя героями сериала – Федором Кузьмичем Цветкову и другом (на тот момент, старшим, более опытным, пять лет стажа в розыске) Игорем Откаленко. Еще есть некто Свиридов – «отрицательный милиционер» примерно равный по званию Цветкову, партийный функционер и болтун, способный устроить неприятности при неудачном ходе дела, но мгновенно сдающийся, при победе.
Сюжетная схема довольно оригинальна, и довольно анекдотична. Автор показывает, как украденная вещь (ценный экспонат из музея) переходит от одного преступника к другому, затем еще к одному, и таким образом показывает преступные деяния самого разного масштаба и опасности. От московской шпаны и уголовников с лагерного севера, мы внезапно переходим к задумавшему контрабанду актеру театра – (конечно же трусу, дураку и полному ничтожеству) – его обворовывает на вокзале матерый зек, более того «вор в законе», бандит, способный прикидываться интеллегентом, и по сути таковым являющийся. За весь роман никого не убивают (есть покушение), а поиски оказываются безрезультатными – последний владелец раритета – вылитый мистер вандендаллес из Хоттабыча, отдает его жене, и та – дура ушастая – выкидывает его в мусоропровод. Поиски и роман тут же завершаются, что вызывает недоумение читателя. Есть у меня одно подозрение. Дело в том, что посреди романа ни к селу ни к городу появлялся еще один иностранец, высоколобый дипломат, довольно вежливый, и его сын, довольно остро критикующий СССР. Было бы вполне по агатакристиевски, и вместе с тем очень идеологически правильно, если бы контрабандистом в итоге оказался один из них. И я продолжаю надеяться, что именно такой ход замышлял автор, но затем, по тем или иным причинам решил развязать узлы попроще и добавил комедийную девятую главу.
В этом романе Лосев встречает сотрудницу музея Свету, которая впоследствии станет его невестой, а затем любимой и любящей женой, что вполне закономерно, поскольку здесь она волей судьбы выручает его, когда он, находясь на задании в выдуманном городе Снежинске (Мурманск? Норильск?) теряет сознание (не ранение, заболевание).
Из примет времени занятно снисходительное упоминание одного из героев романа – художника – о «картинах Илюшки Глазунова».
Негодяй Свиридов исчезает после завершения романа на веки вечные.

6. Со многими неизвестными…Когда я читал роман в детстве, мне казалось, что Сергей Коршунов просто постарел, хотя теперь я вижу, что со времени «Пестрых прошло не больше пятнадцати лет». Он уже не сотрудник МУРа, а чиновник МВД, что однако не мешает ему лично расследовать важные преступления. На сей раз схема снова меняется – во первых дел (и преступных сообществ) два, и поначалу приходится отделять деяниях одних от других. Во-первых это наркоторговцы из средней Азии. Их, к удивлению читателя так и не ловят, более того, они выглядят какими-то неопасными. Основная группа, это мошенники из выдуманного города-миллионника Борска (возможно Свердловск), промышляющие выманиванием крупных сумм денег под предлогом продажи автомобилей (несколько реальных дел в начале 70-х), не брезгующие и отравлением. Роман интересен тем, что в нем впервые наличествует собственно детективный мотив, угадывание преступника, хотя довольно простое. Во всех предыдущих читатель либо не знает преступника вовсе, либо уже воспринимает его как злодея, и ждет, как и когда милиция его схватит. В данном романе один из главарей банды появляется в поле зрения под видом простого свидетеля, и только в финале оказывается разоблачен.
Семейная жизнь у Коршунова наладилась, жена остепенилась, хотя по-прежнему блистательно играет в театре, но это никого уже не раздражает. Растет сын, с которым Сергей, если успевает занимается географией, лыжными прогулками. Зотов, спасший в свое время семью Коршунова ушел на пенсию, МУР возглавляет Гаранин, а старина Саша Лобанов теперь глава ГУВД того самого Борска.
Мне кажется, что в этот период автор развелся, но продолжал видеться с семьей. Кроме того мне кажется, что роман написан во многом для того, чтобы объединить обе серии, и со спокойной душой переходить к новым – молодым, а не постаревшим героям. Однако Сергей Коршунов не собирался так просто уходить.

7. Круги по воде.На мой взгляд лучшее произведение автора, хотя и удивительно малоизвестное. Дело в том, что тут некоторым сюжетным ухищрением Адамов развязал себе руки, и написал настоящий детектив с почти частным расследованием. Дело обстоит так. Виталий Лосев узнает о самоубийстве в далеком Окладинске (Архангельск?) своего школьного приятеля. Одноклассники, зная репутацию Виталия, как хорошего сыщика, сотрудника МУРа, просят его взяться за расследование. И начальство не отказывает ему! Пожалуй сам Федор Кузьмич Цветков такого решения принять не может, но к счастью на сцену выступает… Чиновник МВД Сергей Коршунов! Вот так, единственный раз, встречаются герои «старой», послевоенной и «новой» тянувшейся до самой перестройки серий Адамова. Коршунов, со свойственной ему решительностью командирует в Окладинск не только Лосева, но и Откаленко. Конечно это не Холмс и Ватсон, поскольку оба сыщика примерно равносильны, но работать им придется примерно, как Холмсу и Ватсону где-то на выезде в Суррее – поддержка местной милиции будет весьма относительной, а порой и окажется противодействием. И никакого начальства! Все решения, друзья будут принимать сами!
Я представляю, с каким удовольствием Адамов работал над этим произведением, и результат оправдал сюжетный финт ушами настолько, что я воздержусь от пересказа сюжета, ибо он получился по-настоящему детективным, вполне в духе Кристи и вполне драматичным. Может быть более предугадываемым, но это ведь дело вкуса и сметливости читателя.
Личной жизни героев в этом романе практически нет (Игорь женат, у него есть болезненный ребенок и нервная жена, о которых он беспокоится). Виталий – вы не поверите, начинает курить трубку (к сожалению потом он ее оставил. Вообще у меня есть легкое подозрение, что роман автору кто-то жестоко разругал. Найти бы мне эту сволочь. Ведь если бы Адамов продолжал в том же духе, у нас была бы совсем другая детективная литература и в советское время, да и сейчас). Мы узнаем немного о школьных годах Виталия, о том, как хорошо ходить в походы.
Разумеется, это не столь полноценное произведение, как романы Кольбергса или Жаренова, но ведь и Агата Кристи не претендует на лавры Сименона в реализме.

8. Угол белой стены.Последнее явление Сергея Коршунова, и непосредственное продолжение романа «Со многими неизвестными», собственно говоря это две части одного романа. Сергей Коршунов взялся за наркомафию, корни которой тянутся в среднюю Азию, а горькие плоды всходят в злополучном Борске. Действие развивается, как говорилось у Юлиана Семенова – параллельно. В Борске Коршунов и Лобанов – два полковника МВД, но при этом совсем еще не старые люди ведут жестокие перестрелки на чердаках. При этом Лобанов, наш старинный любимец, бывший флотский старшина, в свое время учивший Лосева самбо, получивший нож между лопаток от самого Папаши, и сбивший с толку театральным (!) билетом Мишу Козина… наконец-то влюбился, хотя до того только потешался над товрищами. Это оказывается важно, ведь избранница его (вспоминаем Лену Осмоловскую) соседка подозреваемых по делу. Вообще история с Лобановым странным образом логично завешает серию – уж если Лобанов надумал жениться, то видимо точно новые времена пришли.
Коршунов же большую часть времени проводит в поездах и в Узбекистане, где изучает быт семейных общин города, и расследует убийство таксиста (подозреваю, что автор побывал в Ташкенте и Самарканде). Попутно мы (и Коршунов) знакомимся с местными сыщиками – стариком Вальковым и двумя его учениками – русским и узбеком. Роман завершается, когда при задержании главаря банды (формальная детективная линия наличествует, негодяй заявлен среди фигурантов дела, и может быть установлен по уликам читателем, даже пожалуй слишком легко), молодой сыщик Леров погибает, а Коршунов «берет» бандита. «Когда черноволосый человек с усталыми синими глазами выбил у него пистолет…». Вот эта «усталость», хотя и выглядит явным штампом, достойно венчает историю сыщика Коршунова.
Нужно заметить, что это первая гибель сотрудника милиции в романах Адамова.

9. Злым ветром.С этого произведения начинается так называемая трилогия «Инспектор Лосев», отличающаяся от остальных романов тем, что повествование в ней ведется от первого лица. Именно за эту трилогию Автор уже в семидесятые годы получал премии за лучшие произведения о милиции.
Роман (случай обратный только что описанному) сам по себе разбит на две слабо связанные друг с другом части – «гастролер» и «квадрат сложности». В первой части отдел Цветкова ловит ловкого гостиничного вора – мерзавца интеллигентного, нервного, бывшего – кого бы вы думали – театрального актера. Фактически все пять глав посвящены вопросам розыска преступника-одиночки в одном городе, и вообще функционирования розыскного отдела.
Выясняется, что в отделе есть и другие сотрудники, кроме Откаленко и Коршунова, а именно Валя Денисов – этакий смертоносный очкарик, и Петя Шухмин – громила-самбист, обреченный совершать ошибки (Фред Даркин и Орри Катнер, если угодно) а также Лена Златова – новая любовь. Игоря Откаленко. В течение всего романа он будет мучительно расходиться с Аллой, свой женой. Причем Виталий сначала, под влиянием своей невесты Светланы будет эту семью спасать, а потом вдруг задумается, стоит ли. Игорь, естественно деморализованный этим, получит тяжелое ранение ножом в руку, которое аукнется после. Но это будет уже во второй части романа, когда Федор Кузьмич по неясным мне до сих пор причинам заподозрит одного из обворованных Мушанским (актер чертов!) в том, что тот главарь крупной банды, и еще полромана, они будут искать его, уже не по Москве, а по всей стране.
Роман странный, вполне тянущий на пробу пера в жанре авторского рассказа. Концы с концами не сходятся постоянно. Когда кого-то убивают, это происходит загадочно и нелогично. Характерно название главы «Все кто нам нужен, исчезли», которая заканчивается этой же фразой, а следующая начинается чем-то вроде «но это было не совсем так». Действие завершается в Одессе (именно в Одессе, а не в городах с говорящими названиями Южноморск и Тепловодск, куда будут ездить герои в последующих романах). Там ранение получает и Лосев, но это какое-то странное ранение, отлежав день в больничной палате, он вновь идет на задержание, и вновь в побеждает трех преступников, задержав таким образом в командировке шестерых, почти всю банду.
С другой стороны описание бытовых подробностей – кухни даже не столько милицейской, сколько житейской, особенно в Москве читать приятно до сих пор, как ностальгическую картинку. Чего стоит например примирительный (для Игоря и Аллы) поход «на Райкина», когда не только в описании концерта, но и в самой сложности раздобыть на него билеты автор подчеркивает не просто уважение, а настоящую любовь к Аркадию Исааковичу, как бы говоря: ну вот могут же быть нормальные люди в театре, ведь могут! Правда тут же жалкая никчемная жена жалкого преступного портного оказывается занимающейся в «какой-то театральной студии» и нужно видеть насколько все ясно становится после такой характеристики. Вообще портные и ярко-национальные герои у Адамова похожи на гномов, они могут быть добрые или злые, но всегда смешные и по-своему симпатичные. Кстати, появляется в романе и симпатичнейший Эдик Албанян (многие путали его с Эдиком Амперяном) из ОБХСС, который все оставшееся время будет работать с Виталием, объясняя экономическую подоплеку злодейств, достающихся ему на расследование и без устали споря, кто из них круче.
Но все это стоило написать, чтобы подойти ко второму роману трилогии.

10. Петля.Второй, кроме «кругов по воде» роман Адамова, которым, как мне кажется, автор мог бы гордиться. Перечислю основные его преимущества:
1. Изложение «от первого лица» начинает оправдывать себя, автор им явно не тяготится, и с удовольствием рисует своего героя, где надо добавляя характеристики «от себя», что придает плакатному образу советского милиционера и рефлексии, и неверности суждений, и личной заинтересованности в деле, не корыстной, а наивно необдуманной. Авторская наивность, так потешающая нас в других романах (и вообще в большинстве советских детективов) наконец-то находит свое применение – автор-реалист не должен рисовать действительность розовыми красками, но герой-романтик вполне может ее так воспринимать. Инспектор Лосев не становится совсем уж реальным милиционером из СССР, но вполне может быть поставлен на одну лесенку с Левой Гуровым, и – да простят меня небеса – Стасом Тихоновым, и Володей Шараповым (но не Жегловым Высоцкого конечно же). Такого А.Адамов, повторю, добивался лишь дважды.
2. В качестве рабочей версии расследуемого преступления выбрана достаточно редкая не только в отечественном, но и зарубежном детективе альтернатива – самоубийство-убийство. Пожалуй из великих только Агата Кристи (и в несколько ином смысле Дойл) порой позволяли себе всерьез играть в эту игру, хотя, с точки зрения следственной практики случай, как мы все понимаем – типичный. Просто «недетективный» он какой-то, сломаешь голову пока построишь загадку так, чтобы она оставалась загадкой с одной стороны и была интересна (то есть предполагала обнаружение преступника) с другой. И вот Адамов, которому вообще-то не свойственно особо прятать тайные пружины действия, ставит перед читателем задачу, которую без инспектора Лосева пожалуй не взять никому. Это вам не «Папаша и Пит тем временем планировали ограбление сберкассы».
3. Но и этого мало.
Наименования никогда не были особенно сильной стороной автора. Если «Черная моль», «Личный досмотр» и «Болотная трава» при всей влобности двойных смыслов названия все-таки говорящие, то по большей части книги свои, и особенно главы, Адамов именует с удивительной бесшабашностью. То это лаконичное «Глава 5. Убийство», где в последних строках мимоходом говорится, о, труп нашли. То многозначительное и многословное «Темнота, в которой однако что-то проступает». То вообще какие-то прибаутки-самосмейки, вроде «Встречи разные, в том числе опасные». Да и названия «Вечерний круг», «Идет розыск», «Со многими неизвестными…» это скорее кодовые имена, оправданные одной-двумя вскользь оброненными фразами героев.
А вот «Петля», состоящее из всего одного слова название, оказалось говорящим, более того многозначным. Помимо образа безжалостного и главное беспредметного зла, ведущего человека к смерти – вполне уместного в данном случае – она описывает и структуру романа. И эта структура достойна аплодисментов. В самом деле, попробуйте вспомнить в каком детективе автор позволяет героям роскошь пройти по ЧЕТЫРЕМ ложным версиям? В великой «Собаке Баскервилей» нам за глаза хватает ОДНОЙ – с подозрительными шагами Беримора. Тетя Агата или дядя Рекс позволяют себе покружить вокруг трупа с криками «подозреваются все», но никогда не делают того, что составляет основную работу самого рядового следователя, а именно – написать на листке бумаги ВСЕ возможные мотивы преступления: корысть, месть, страсть, и т.д. Я уж молчу про Н.Леонова, который с подкупающей откровенностью пишет «Кроме того конюха могли убить из мести, или в связи с прошлым. Эти версии начальство поручило братьям таким-то веселым сыщикам, которые добросовестно отработали и отбросили эти бесперспективные версии». Все. Больше мы о братьях сыщиках не услышим.
Вы скажете: Вайнеры, и «Противостояние». Я соглашусь, и более того буду настаивать – возможность без ущерба для занимательности проходить по ложным версиям до конца – сильная сторона именно советского детектива, имеющая в основе четкую ориентировку на реалистическую традицию в литературе.
В «Петле» герой настойчиво лейтмотивом повторяет – расследование вернулось к своему началу. Сюжет петляет делая происходящее занимательным и похожим на правду одновременно. А финальный монолог героя – совсем не стандартный монолог для советского сыщика, начинающийся словами «Бывает и так. Дело раскрыто. И дело закрыто» вполне достоин того героя, которого всю жизнь пытался написать А.Адамов – не парадно рапортующего о трудности и опасности своей службы, а противостоящего злу – то есть настоящего сыщика.
4. В этом романе далеко не так весело и солнечно, как даже в соседнем «Злым ветром» при всех тамошних ледяных подворотнях, и «сдирающих кожу с лица» ударах сапогом. В «Петле» Лосев действительно вдруг думает про своего наставника и учителя, что тот вздорный старик. И действительно теряет друга в перестрелке. И действительно не знает, что делать, теряет почву под ногами, но упрямо движется вперед, всего лишь потому, что какого-то человека не стало на земле. И мрачный, почти безнадежный финал оказывается чуть менее мрачен. Ведь «Кузьмич кажется воспринимает меня, как коллегу». Ведь «Завтра Игорь выходит из больницы». Откаленко провалялся весь роман после ранения в предыдущем, и еще никто не знает, останется ли он в милиции.
5. Мы видим преступника задолго до его разоблачения. И пусть его легко угадать. Главное, что вместо обычного приговора – зверская морда, тяжелое наследие, актеришка проклятый, мы получаем его портрет по крайней мере столь же убедительный, как портрет главных героев. И, черт возьми, мы в кои-то веки понимаем за что этого преступника стоит не любить. Не за то, что он (как говорил Моргунов, нокаутируя Никулина) расхититель социалистической собственности. Бог то с ней. Он человек плохой, и это правда.
Кстати, преступников в романе не один и не два, и все они – не скажу живые – убедительнее. Это, собственно не преступники, как таковые, это криминальная среда 1982 года в государстве СССР. Шаг между человеком, как социальной проблемой для андроповского дружинника, и убийством оказывается равен шагу по хрустнувшей гнилой доске, случайностью, поводом. И если бы СССР действительно нуждался в рассмотрении проблем, которые уже тикали, как часы, отмеряя последнее его десятилетие, ему следовало бы умолять Аркадия Адамова писать именно так. Потому что если детектив «про милиционеров» мог быть в какой-то степени честным, то это именно андроповского года «Петля», а не лихая в своем критическом задоре, перестроечная «Болотная трава». Только вот Андропов быстро умер.

В романе мы видим в полной красе всю честную компанию Лосевского МУРа (Откаленко лежит в больнице, Лена дежурит у его изголовья, появляется и погибает замечательный Гриша Волович, в финале, на выручку прибегают Денисов с Албаняном, и обещают вполне по-современному, что злу не будет покоя ни в светлый день ни в темную ночь (ну знаете, Аль-Капоне тоже сажали за налоги). Но главные в романе конечно Лосев и Кузьмич. Даже благополучно вышедшая замуж за главного героя Светка отошла в тень. Личная жизнь наконец-то перестала застить свет.

И все-таки – пара слов об экранизации. На волне, как я уже сказал, вполне заслуженного успеха трилогии невразумительный «Злым ветром» бодренько превратилвся в «Инспектора Лосева», снятого топорно, странно, с претензиями на юмор и современность, от которых зритель уже десять лет слушающий Гребенщикова должен был падать на колени и молить о пришествии «Ассы». Персонажи (кроме Кузьмича – Владимирова) там были странно непохожие на первоисточник, например маленький, довольно пожилой Игорь Откаленко со светлыми волосами и смешным носом. Дальше взялись за «Петлю», оставив ее название в неприкосновенности, позвав Филатова, Табакова, Садальского, Догилеву и Фараду. И тут на автора, он же сценарист, что-то нашло. Ему показалось мало, что он написал один из лучших советских детективов. Он начал улучшать уже сделанную работу, и перестраивать крепко сбитую избушку в космодром.
Пошли к черту две из четырех «петель» расследования. Истинный смысл преступления перестал быть тайной для всех, кроме сыщиков. Город Горький превратился в Елгаву но это было бы не так страшно, если бы Тепловодск-Кисловодск (где А.Адамов, гадом буду, отдыхал каждую осень, аккуратно по-чеховски записывал реалии и беседы, отчего все дороги в его детективах обычно не минуют сей славный город), так вот Кисловодск в фильме оказался местом, куда герой приехал затем лишь, чтобы сфотографироваться в бурке, и тут же отправиться в Прибалтику. Третья серия получилась тяжелой, затянутой, и какой-то плаксивой, в худших традициях «Знатоков» в глубокой депрессии – ой-ё, ой-ё, бутявка-то некузявая.
Но все это в фильме цветочки. Ягодки заключаются в том, что во второй серии убивают вовсе не Гришу Воловича, а – кого бы вы думали – зазнавшегося и потерявшего всякую осторожность Виталия Лосева. Совсем убивают. Навсегда. Следствие продолжает вместо него какой-то непонятный Леонид Филатов по фамилии Васильев – придумать более сложную не было времени. Он делает все то, что должен был делать покойный Виталий, которому даже похороны сделали не «наши странные похороны» (в романе они были использованы для задержания преступника), а просто троекратный салют под музыку, как сказал бы Гоша «Про убитого милиционера».
Черт знает что! Так бы я сказал, если бы увидел это тогда. К счастью для меня, я знаю, что сей сон означает, поскольку не имел телевизора, доступ к детективам имел посредством разрозненных номеров журнала «Юность» и успел в 1986 г. Прочесть предисловие к журнальной публикации романа «Идет розыск». Это по-своему замечательное объяснение, но об этом ниже.
Табаков и Филатов в фильме сделали что могли, но ситуацию не спасли. Однозначно удачны там пожалуй Догилева с Садальским - в рамках своего амплуа – и без скидок – убийца – «Слон». Теперь, с тридцатилетним опытом, мы можем сказать – да, это самый настоящий «Слон» из начала 80-х, которого если не расстреляют, прямая дорога в приятели к Марату Былову и дальше уже во вполне документальную «Криминальную Россию». И главное – его очень жаль.

Вот таков был роман «Петля», который при удачной экранизации мог бы стать в один ряд с сюжетами, фотографирующими эпоху, и принести автору на склоне лет вполне заслуженную славу. Очень обидно, что не сложилось. Лось.

11. На свободное место.Инспектор Лосев (напоминаю – живой и здоровый, ведь фильм «Петля» еще не был снят, когда завершалась трилогия) начал потихоньку уставать говорить своим голосом. В романе появляются кусочки от третьего лица, в частности, когда вставший на ноги, окончательно разведшийся и еще более помрачневший Откаленко(напоминаю, он брюнет в водолазке) вернулся в строй. Валя Денисов и Петя Шухмин из кабинетных собеседников постепенно превращаются в самостоятельно действующие фигуры. Упоминается – один единственный раз за все романы – сотрудник мура уволившийся из милиции «пару лет назад» не из за бездарности и подлости своей, не на пенсию даже, а после тяжелого ранения. Как-то так получилось, что раньше о нем не было ни слуху ни духу, а теперь он (немолодой кстати человек) хотя и недостаточно здоров для штатной службы, с охотой и азартом помогает своим коллегам без раздумий берясь предоставить свою квартиру отпетому бандиту на проживание, при этом сам оставаясь живцом, изображая пропойцу-уголовника (между прочим все это «пока жена на курорте» Wink ). Кузьмич в романе снова бодр и свеж. МУР здесь это не место работы главного героя, а скорее «Убойный отдел», место пересечения ярких индивидуальностей, раскрывающих преступления.
Не это занимает автора. В данном романе он реализовал еще одну свою давнюю мечту – ввел в действие Мориарти.
Профессор Мориарти, придуманный Дойлем, кажется такой же неизбежной фигурой детектива, как Лестрейд и Ватсон, но как ни странно встречается страшно редко. Ведь это не просто злодей – это «мозг преступного мира», преступник достаточно мощный, чтобы во-первых уйти от наказания, и во-вторых противостоять главному герою сознательно, более сознательно, чем Горбатый противостоял Жеглову, познакомившись с ним уже при помощи крика из Мегафона. Таков, кстати был Папаша из «Дела пестрых», но его давние счеты с Сандлером остались задолго до армейской службы (а значит и сознательного существования) Сергея Коршунова.
Профессора Мориарти не живут долго. Классическая схема, придуманная Дойлом подразумевает одно дело, где тень злодея только мелькнула, дело, которое будучи формально раскрытым, оставляет в тени Древнее Зло. И второе дело – схватка, где зло должно погибнуть с той или иной степенью губительности для главного героя. Ниро Вульф тоже расправился с Зедом за два, максимум три романа.
Так вот название романа «На свободное место» это как бы подпись местного профессора М. – лапидарное описание некоей преступной схемы, позволяющей не нарушая законов СССР, используя непродуманность его законодательства, совершать корыстные преступления, которые неизбежно влекут за собой потерю человеческих жизней. Разумно? – вполне. Убедительно? – ну, где-то мы уже это слышали. Господи, да ведь это схема из «Черной моли» один в один, только двадцать лет минуло.
В предпоследней главе инспектор Лосев задерживает своего Мориарти и не падает ни в какой водопад. Но дальше есть глава девятая и последняя, расширенное описание того, чем обычно кончаются романы Адамова – «всех остальных мы тоже арестовали». И вот там-то, в этой необязательной по сути главе – какой-то дикий горный сторож, из дробовика неожиданно… убивает Эдика Албаняна.
Глобальный труд, трилогия о милиционерах, увенчанная лавровым венком премий МВД и КГБ завершается словами «Эдик не был профессионалом в нашем деле, и зачем он только с нами поехал». Вот так. Другой уже вопрос, что он благополучно, и без всяких там лежек в больнице появится в следующих романах, где, собственно мы его и полюбим. Здесь Эдика убили, это важно запомнить, чтобы понять историю со смертью Виталия Лосева.
В более поздних переизданиях смерть Эдика из романа была убрана, что как любая поздняя правка в адамовских детективах оставило ощущение какой-то смысловой пробоины. Ну постреляли в горах, чего ради? Смертельный же финал, при всем его застревании в горле производит скорее впечатление сильного сюжетного хода.

12. Час ночи.Я, к стыду своему затрудняюсь хронологически определить время написания этого романа, до или после трилогии. Он малоизвестен, кроме журнального, выдержал только одно переиздание в «Полном», а точнее «Избранном» собрании сочинений автора – трехтомнике издательства «Центрополиграф». На мой взгляд, роман очень неплох – легок для чтения, жизнерадостен и полон азарта с которым расследуется преступление, совершенное по уже знакомой нам схеме – до самой перестройки теперь Адамова будут интересовать «Деловые люди» - доставалы и «цеховики», вокруг грязных делишек которых гибнут и души и бренные тела втянутых в преступный бизнес бедолаг. Но главное здесь не социальное обличение, а сам процесс расследования. Лосев сотоварищи здесь конечно никакие не частные сыщики, но работают с удовольствием, прямо как в «Кругах на воде», о падении морали особенно не плачут, Сталина через слово не клянут, про театр забыли напрочь. Особенно симпатична глава четвертая с кратким и непонятным с бухты-барахты заглавием «Воздушка», в течение которой Лосев с мальчишеским задором просто-напросто отслеживает «заячий» телефонный провод, нелегальное подключение по современному. Честное слово, эта глава стоит иной автомобильной погони. С большой симпатией автор пишет о собаках и собачников, что должно быть означает, что он сам, а скорее близкие друзья его завели собаку. Последняя глава «Час собаки» повествует не об антиутопии в духе Ефремовского «Часа быка», а просто расскзывает, как Лосева чуть не зарезали, и слава богу, что кругом гуляли добрые овчарки.

13. Вечерний круг.Это роман, скажем прямо, неудачный, написанный, сколько я могу судить, под заказ журнала, через силу, с опозданиями и потрясающей концовкой на полуслове. Расследование движется себе, вырисовываются фигуры главных злодеев, вот сейчас бесстрашные МУРовцы начнут планомерную атаку на змеиное гнездо, так ведь бывало уже не раз. Представьте, как прочитав об этом в январском номере «Юности» (обычное место детектива с продолжением – десять листов ближе к концу журнала). И вот – февральский номер, открываем его где положено – там ничего нет, листаем страницы и находим два чахлых листика, где написано примерно так – после первого допроса один из негодяев (театральный администратор, черт меня подери) омерзительно струсил при виде здоровехонького Эдика Албаняна, повесился, но успел написать, что всех выдает и все тут подробно расскажет.
- Да-а! – говорит Кузьмич.
Далее, дословно:
ВОТ ТАК НЕОЖИДАННО И ЗАКОНЧИЛАСЬ ЭТА ЗАПУТАННАЯ ИСТОРИЯ,
С тех пор, находя где-нибудь недописанный черновик давно забытого замысла, я обязательно пишу там после фразы «Катя закурила», или «Белка взбежала на сосну» - ВОТ ТАК, НЕ ОЖИДАННО И ЗАКОНЧИЛАСЬ…
А ведь антураж был подобран новый, яркий – ужас в парке аттракционов, и жуткие фразы леденили кровь читателя – Пете Шухмину чуть не нанесли удар ножом «снизу вверх, в брюшину, чтобы свалить». Но автор, я к сожалению подозреваю, болел и нуждался в деньгах, понадеялся на авось, на то, что яркая картинка,увиденная в начале произведения во что-нибудь толковое вырастет. Не получилось.

14. Идет розыск.Мориарти иногда возвращается. И зловещий Барсиков (фамилии героев Адамова обычно становились предметом отдельного посмеяния, все считали, скольких же животных способен вспомнить автор – Зверев, Лосев, Коршунов, Воронцов, Котов, - это одни только милиционеры, не считая Цветкова, мне самому стоило немалых трудов во втором классе выдумать ленинградского милиционера Алексея Лисицына, с друзьями Костей Голубевым, и Колей Ежовым, под руководством мудрейшего седого майора Книфокадзе), так вот Лев Борисович Барсиков тоже удивительно быстро выходит на свободу, с намерением Лосева застрелить, непременно застрелить. С этого момента криминальный мир Москвы знает, уважает и боится не майора Цветкова, а именно Виталия Лосева. Одна схема сменилась другой, не схемой даже, а расчетом на разгильдяйство советских людей. Но убойный отдел, опять в полном составе. Даже Лена Златова наконец-то проявляет активность, самостоятельно избегает опасности изнасилования, но получает подлый удар – ее шантажируют. Времена на дворе новые, в воздухе пахнет 84-м, гостьей из будущего, и ускорением с интенсификацией, поэтому шантаж это просто повод для девушки симпатично похлюпать носом (Пал Палычу Знаменскому и этого дозволено не было). Интересно, что во второй раз появляется Михаил Козин – не тот старый предатель конечно, а молодой да ранний сыщик Усольцев, пришедший в угрозыск прямо-таки по блату, из школы милиции (в армии не служил, пороху не нюхал) и не столько предавший, сколько заваливший все, что только мог, а все потому, что… ну да, ну да, билеты у него в кармане… надо сказать, что в этом романе автор окончательно рассчитался с театром, и не просто театром, а определенным, названным – на Таганке. И вроде бы следы снова ведут в администраторскую будочку. Но. Но дальше Виталий Лосев выезжает в область. И там, среди простых и хороших людей (это я не шучу, это так выглядит) слушает… песни Владимира Высоцкого. И второй и последний раз после Райкина, автор с какой-то особой покаянной страстью признает – в кошмарном болоте театра встречаются и актеры-гении. Можно счесть эти страницы данью моде. Но именно сейчас уместно будет сказать о человеке Аркадии Адамове. Откуда я знаю, что он был за человек. Давайте подумаем вместе.
Роман был напечатан все в той же «Юности» и предварен небольшим предисловием, набранным жирным шрифтом. Не дословно, но по смыслу примерно так:
Итак, Виталий Лосев погиб во второй серии фильма Петля. Погиб вопреки сюжету одноименного романа, и мне казалось, что он завершил свой путь не только на экране, но и на страницах книг. Но автор не всегда волен над своими героями, и поэтому, встречайте…
Тогда, в 86 году слова эти показались мне абракадаброй, чем то вроде слов Шварцевского Сказочника: «Так что, чем кончатся наши приключения, я еще и сам не знаю» (сколько же раз и справедливо Степаныч ругал меня за то, что я эту очевидную подстебку над зрителем произношу со значительным серьезом).
А если хорошенечко подумать?
А если хорошенечко, и продолжить игры в угадайку, чего там думал сказать автор, мы увидим простую вещь. Написав Барсикова-Мориарти, Аркадий Адамов не смог избежать искушения Рейхенбахским водопадом.
Кто из нас не восхищался тем, что читатели заставили Дойла воскресить Шерлока Холмса! «Первое письмо писателю, написанное изящным женским почерком, гласило «Вы скотина!» (С) К.Чуковский. Согласитесь это даже не завидно, это приятно представить, что кому-то когда-то сказали: «Ты скотина, своим творчеством так важен для нас, что давай-ка не выкобенивайся». Это ведь для писателя счастье. Да, если верить Стивену Кингу, та же и недобрая история получилась и с Мизери. Но мы не верим, что Шерлок был для Дойла как та чертова Мизери. Мы любим Шерлока, и уверены, что Дойл, что бы он там кому не говорил, гордился всеми проклятиями, полученными от читателя.
Аркадий Адамов очень любил детективы. Он искренне мечтал, что читатели не позволят умереть Инспектору Лосеву, который, таким образом, сравняется с Величайшим из сыщиков.
Грустно думать, что если бы поток писем обрушился, то в предисловии жирным шрифтом об этом было бы сказано. Хотя может быть… Может быть скромность? Так или иначе, сыграв в эту игру, автор сказал нам – ну вы не против, чтобы его воскресили, как Шерлока?
Против никто не проголосовал.

15. Болотная трава.Последний шаг Виталия Лосева по стране детектива оказался далеко не гениальным, но вполне солидным, и даже интересным. Никаких задвигов вроде убивания главного героя напоследок не возникло и следа, автор явно не собирался оставлять перо в чернильнице, хотя честно говоря, не думаю, что смог бы вписать Лосева в постперестроечные реалии (тот же голубоглазый и интеллигентный Лева Гуров, как мы помним стремительно «пошел в спортзал и оброс мышцами» где-то году в девяностом после чего остался героем романов Леонова, но перестал быть сам собой).
Но это будет позже. А в настоящем у МУРа новой убийство на руках. И это убийство «маленький человек» по авторитетному мнению попытка автора написать уже настоящий Сименоновский роман. Ведь веяния перестройки Адамов воспринял, может быть немного прямолинейно, как разрешение писать правду, и реализовал с тем же прямодушием, с которым когда-то громил стиляг. Не лицемерие, а искренняя правда в очередной верный путь намеченный партией, так мне кажется следует понимать многих и многих людей, которые (как и я лично) навсегда запомнили конец восьмидесятых как очень утреннее время. Так вот Виталий Лосев снова, и уже вполне открытым текстом начал отрицательно отзываться о Сталине. Любое оперативное совещание с заметно постаревшим Кузьмичем теперь завершается одинаково: «Опять мы с тобой, Лосев, в философию ударились» (это значит, что последнюю страницу все забыли про уголовный розыск, и думают о непростых судьбах страны). Если не считать этого, не очень убедительного мотива, все остальное в романе вполне удачно для милицейского детектива, не претендующего на то, чтобы быть «настоящей прозой». Вроде бы все просто, нет даже главного злодея, что, в общем-то жизненно. Найден новый объект угрозы – непаханое поле, дачные кооперативы. До этого мы слышали о кооперативах (не в смысле предприятиях частного бизнеса, а о товариществах – объединениях собственников) в «Злым ветром» и «Петле» без особых восторгов (возможно автор как раз получал квартиру и гараж», и в одном случае, даже как о благоприятной среде для криминала, но вскользь. В «Болотной траве» о том и речь. Конечно за четыре года до штурма Белого дома пожалуй не совсем этого опасаться было бы дальновидно, но несмотря на это сама перестройка написана убедительно, с мелкими хулиганами пэтэушниками, которых вокзальная буфетчица боится больше, чем закона («Вы уйдете, а они останутся») с дурой-студенткой «в белых брючках», которая еще не знает, что ее незамысловатые жизненные ценности лет через десять вырастут в целую философию на которой стоит современное тусовочное искусство, с охранниками-киллерами помаленьку. В кои-то веки у Адамова получился совершенно живой «плохой мент», Гена Войцеховский на первый взгляд типичный Козин, а еще точнее Перепелкин, потому что в мелком звании, на вокзале в линейном отделе, мясо из буфета таскает – такой антипод Гриши Воловича, бытовой, обремененный немуровостью своей циник и вообще мелкий тип, про которого автор однако не стесняется говорить: «и все-таки работу свою Гена знал, любил и умел делать». Вот так вот, совсем другой коленкор, прямая дорога к какому-нибудь Манчу из «Убойного отдела» или уж совсем по большому счету Германовскому Окошкину. И еще один плохой мент, совершенно непрошибаемая сволочь с бляхой ГАИ. Имеется легкое подозрение, что автор в этот период пытался построить дачу и был оштрафован за ДТП. Но главное в романе не эти «острые» наблюдения, а сама загадка, которая сформулирована необычно, по-сименоновски – не «Кто зловещий убийца?», это мы как-нибудь с помощью Вали Денисова узнаем, а «Кем окажется неприметный маленький человек, зарезанный в городском дворе?». И почему – всего одна деталь на нем под потрепанными брючками, и ветхим пиджаком – дорогие носки и нательное белье. Большего, для хорошего детектива и не надо. Убийство и тайна, маленькое несоответствие в привычном порядке вещей.
Роман завершается перестрелкой, где плечом к плечу бьются Лосев и вторая жена Игоря - Лена. Откаленко, как и все его приятели за без малого двадцать лет, нисколько не постарев, вторую женитьбу перенес с трудом, стал болтлив и неосмотрителен (вы представляете себе женатого и неосмотрительного Жеглова?). Более того! Влюбился Валя Денисов – наш дорогой Грибник, смертоносный очкарик, тихоня и самбист. Все-таки автор чувствовал, что в мире что-то меняется безвозвратно, а что-то напротив – неизменно, например муровцы обретают любовь непосредственно в процессе расследования, после чего обычно отправляются в больницу, где восстанавливают потерянные баллы здоровья и встречаются с родными.
Неженат в конце концов из всей бригады оказался только Петя Шухмин, настолько здоровенный и веселый, что ему и влюбляться нет необходимости. Так бывает.

Должно быть Аркадий Адамов не был великим писателем, и возможно вообще не являлся прозаиком в величественном значении этого слова, так - беллетрист. В жизни и в литературе ему было, наверное, чересчур легко, а жанр, выбранный им позволял халтурить, пожинать незаслуженные лавры, и одновременно быть мишенью беззлобных острот. «Громко гудит пароход Ник.Шпанов» – во все советские времена отзыв интеллигенции об авторе разрешенных сверху детективчиков сводился к шутке, подобной этой. Наверное, каждому по заслугам. Суммарный тираж за несколько миллионов, путевки в Тепловодск, симпатии настоящих сыщиков, и их начальников, отличные актеры, старательно играющие написанный тобою текст.
Это все не скажет ровно ничего о самом человеке. Славный парень и записной мерзавец могут получить и с равным шансом не дотянуть до этого успеха, если успех мерить именно этим.
Но ведь Конан Дойль не потому счастливый и великий писатель, что на него повесили ленточку и назвали в конце концов сэром.
Кроме перечисленных произведений А.Адамова вы, если вдруг очень постараетесь, найдете еще одно. Чаще всего оно именуется «Разговор на берегу», и часто упоминается в Интернете, как опубликованное в трехтомнике «Избранного». Не верьте, во всяком случае в том экземпляре, который я раздобыл ну ул.Тверской, ничего такого нет. «Разговор на берегу», это не книга и не роман, а «отдельная глава из книги «Любимый жанр - детектив». Эту книгу Аркадий Адамов так, видимо и не дописал, а задумывал, как теоретическую нечто вроде исследования, или даже учебника. Там, кроме размышлений о судьбах отечественного детектива, он рассуждает и о зарубежном, совсем без авторской зависти, без нервов Василия Ланового («Да этот Ален Делон, да он ниже меня ростом!»). Судя по всему, читателем детективов Адамов был даже более квалифицированным, чем их написателем. И основную мысль ненаписанной книги высказал в придуманном для нее названии, будучи, как мне кажется вполне искренен и честен.
Аркадий Адамов всю жизнь оставался верен детективы, как особому жанру, как балладе о противостоянии добра и зла не в сказочном, а вполне будничном мире, где здравый смысл и гуманизм противостоят подлости и жестокости. При всей своей, может быть, художественной наивности, он хорошо знал простые вещи – плохо, когда люди плачут и когда люди умирают, плохо, когда человек предает других и лжет самому себе, плохо, когда деньги и честолюбие мешают дружить и любить, знал и от этого своего знания в общем-то никогда в своих произведениях не отступал. Поэтому мне кажется, что Адамов, писатель, лауреат, и проч. оставался наивным и добрым человеком, которому не только премии МВД и миллионные советские тиражи сердце грели, но и мысль, что его героям найдется место в одном строю с Великими Сыщикими, в их непростой битве против зла за счастье для всех.

И пусть никто не уйдет обиженным.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...


Последний раз редактировалось: НекрЫсь (Пт Ноя 13, 2015 8:35 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Сен 02, 2011 12:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Надеюсь, Георгий Эдуардович будет снисходителен к непростительной ошибке в фактографии - Валя Денисов влюбился вовсе не в последнем романе серии "Болотная трава", а значительно раньше в романе "На свободное место"...
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
х
Повелитель тем


Зарегистрирован: 25.04.2010
Сообщения: 4179

СообщениеДобавлено: Пт Сен 02, 2011 6:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

вот это я понимаю - увлечение Wink
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Генераллиссимус
мегамонстр


Зарегистрирован: 03.12.2007
Сообщения: 346

СообщениеДобавлено: Сб Сен 03, 2011 11:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Рад уже тому, что не приходится лично править.

ц. Горох
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 22, 2011 12:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Похоже советских детективщиков вызывали куда-то и обязывали затронуть ту или иную тему. Не только у Адамова, но даже у С.Высоцкого милиционеры то и дело от души хохочут, слыша от недалеких обывателей дурацкие домыслы о серийном убийце, ходящем по улицам Москвы. Он же таганский, он же "в красном".
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Мар 26, 2012 8:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Включаю я значит, телек, и недоумеваю, откуда же мне наперед известно все, что говорит этот незнакомый парень с телеэкрана? А парень оказался инспектор Лосев.

Операторские планы незамысловаты, это верно. Но за счет бестолковости исходного романа фильм смотреть можно, тем паче, что в первый раз (Цвах-то мне его так и не притаранил).

Но, друзья. Почему нельзя было соблюсти хоть те немногие характерные черты, которыми наделил героя автор? Немногое из того, что известно о Лосеве - он ОЧЕНЬ ВЫСОКОГО РОСТА и ПЬЕТ ЧАЙ БЕЗ САХАРА. В кадре же он гребет рафинадные кубики горстью.
Учиться нам всем у Дэвида Суше и учиться...
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...


Последний раз редактировалось: НекрЫсь (Вс Янв 15, 2017 3:01 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 7:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Говорил же я, что любая тема неисчерпаема. Вот, оказывается, вовсе не с романа "Стая" началось сотрудничество автора со славным журналом "Юность", а непосредственно с первого "Дела Пестрых".
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вс Май 26, 2013 12:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Еще со школьно-библиотечных времен я облизывался на эту серию "Мир приключений". Еще бы, ведь в ней издавали Вайнеров, причем с картинками, и сами тома получаются такие толстые, солидные. И вот я вижу их в магазине, хватаю, смотрю на всякий случай издательство и издание. Девяностый год, "Лумина". Ну, думаю, где "Лумина", там и "Лиесма", прибалты значит, а прибалты плохо не сделают. Схватил я книжки, и домой принес. Теперь у меня есть "Эра милосердия".
Да, но на радостях я прихватил еще одну книжку из той же серии. Читать я ее пока только начал (дочитаю, расскажу), а вот с издательством уже разобрался. Это молдавское издательство. И в 1990 году там, видимо было уже не до корректуры. Ничем иным я не могу объяснить, что главный герой романа, следователь Чечурин то и дело дает сам себе указания, вроде "Начни сначала, Чуриков!". Ну это еще ладно, это авторская неточность, хотя конечно не по-советски пропускать и такое. Но вот словесный портрет жуткого убийцы, приведенный щедро, как в жизни, на полстраницы, убивает всякое желание пугаться, и с замиранием сердца следить за его поимкой. Поскольку у него к тому, что брови вразлет, и глаза черные еще и ушли прижатые к черепу.
Собственно, стоит ли тратить время на какие бы то ни было особые приметы, если у преступника есть ушли? Таких наверное во всем СССР наперечет...
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Июн 05, 2013 1:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Нет, ну так все-таки нельзя, товарищ Безуглов. Я непременно расскажу про ваш роман "Преступники", который читаю уже вторую неделю. Пусть даже в нем опытные врачи лечат грипп антибиотиками, вы не вируслог. Пусть даже в романе можно найти выражение "методом не корми", что видимо означает "мёдом не корми", что в свою очередь означает "хлебом не корми", в издательстве "Лумина" на момент издания явно было плохо с корректорами.

Но вы, товарищ Безуглов, пишете

...Вспомните наших известных писателей Григория Адамова, Юлиана Семенова. Они собирали материал в гуще, так сказать, событий. Дежурили по ночам в МУРе, выезжали на задержания, присутствовали на допросах... Именно поэтому у них такие достоверные и яркие произведения...


Это хорошо, что вы с таким уважением относитесь к достоверности, товарищ Безуглов. Жаль только, что вы, при этом называете писателя Аркадия Адамова именем его отца, тоже писателя Гр.Адамова, автора "Тайны двух океанов", который ни на каких допросах в МУРе естественно не сидел, а если бы и сидел, это вряд ли помогло бы ему ярче описать путешествие подводной лодки или полет дирижабля над Арктикой. И тем более досадно, что роман ваш написан в 1986 году, и чтобы уточнить как же зовут человека (и, к слову говоря, коллегу по литературному жанру), которого вы походя решили упомянуть вы могли бы не только взять любую его книгу, но даже и позвонить ему по телефону!
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Генераллиссимус
мегамонстр


Зарегистрирован: 03.12.2007
Сообщения: 346

СообщениеДобавлено: Чт Июн 06, 2013 12:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Нравится же тебе потешаться над пожилыми людьми.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Сб Июн 29, 2013 10:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Занятная вещь детективные сериалы-книги. Честертон-Дойл-Гарднер умудрялись как-то обходить подводные камни последовательности и сквозного сюжета. Ну в крайнем случае, напишет Ватсон, что "это случилось еще до падения в водопад". Ну напомнит Холмс, в очередной раз, что "три раза от меня убежали мужчины и один раз женщина".

А вот про инспектора Тихонова (братьев Вайнеров) читаешь и удивляешься. Вроде бы все связано железно - учитель Коростылев например умудряется превратиться из воспоминания в персонаж, а из персонажа в фигуранта дела, куда там Орри Картеру. Но как же меняется сам персонаж...

Мы конечно помним книгу "Я следователь", всю построенную на обезличивании главного героя - его нигде не называют по имени. И хотя это все тот же Стас Тихонов, это дает авторам разгуляться - они его женят, разводят, знакомят с симпатичной латышкой, и сам Стас, вращающийся среди тех же самых сотрудников Стаса Тихонова приобретает, если можно так выразиться - самое первое лицо - полностью отождествляется читателем с собой.

Хотя в общем-то Тихонов сыскарь - инспектор угрозыска.

Так вот, в первой повести он и не сыскарь. Он инспектор, но почему-то ОБХСС. Это не мешает ему участвовать в погонях, и получить ранение (одно из тех, которые будут упомянуты в "Гонках по вертикали"), но в целом повесть производит впечатление измененного сознания в жаркий, как и по сюжету значится, летний день. Преступники очень зловещи, так зловещи, что просятся в библиотечку военных приключений. Они обещают друг другу - "Я сделаю тебе пластическую операцию, а кончики твоих пальцев сожгу кислотой". Они бесятся оттого, что честные советские швейцары не берут с них чаевые, бормоча "Вот уроды" с той же картонной интонацией, что много позже и на другой таможне брат Сухоруков. Но самое главное, что вся их грандиозная афера затеяна вокруг контрабанды превосходных советских часов, которые на гнилом западе рвут с руками, при этом часы они вывозят по частям, дрожа над каждой деталькой - ведь на Западе таких деталек взять неоткуда, а недостающие штампуют из оргстекла у себя на даче. Ведь простая советская дача даст сто очков вперед прославленным заводам Берна и Лозанны.
Есть в повести и Шарапов, но он какой-то странный. Тихонов говорит ему "ты" и чуть ли не приказывает.

Секрет тут прост. Персонаж Владимир Шарапов, как известно, имеет прототип, легендарного сыщика МУРа Арапова. По всей видимости со знакомства с ним начинали работу над жанром братья Вайнеры, и был он тогда в чине майора. Писатели поступили грамотно, главного героя (Тихонова) сделали вымышленным, а прототип поставили на второй план. Но главный герой, как тому и следует быть в сериале - не сильно изменяется в возрасте и звании. А реальный прототип Шарапова продолжал расти, и очень скоро авторы поняли, что куда больше подходит ему роль Старшего товарища, наставника-начальника (столь популярная у нас, и столь редкая на западе - наш капитан Лосев против ихнего комиссара Мегрэ). А уж потом Вайнеры сделали финт ушами и создали великую "Эру милосердия" - про молодость Шарапова.

Так вот во второй повести "Ощупью в полдень" (и первой, начавшей самостоятельную жизнь - есть отличный радиоспектакль с Мароковым в роли Шарапова) Шарапов занял положенное ему место. И повесть эта уже очень хорошая, хотя конечно обаяние Волынцева в радиоспектакле делает роль негодяя Козака более яркой. Но и тут без сюрпризов не обошлось. В сюжет вплетен... Да не вплетен, а просто вставлен момент, тайный смысл которого от меня ускользает. Тихонову снится сон, где он беседует со своим учителем Коростылевым (он с ним всегда беседует), но и не только. Он беседует еще с майором Садчиковым. С каким-то слегка заикающимся майором Садчиковым. Ничего не напоминает? Ну так на этот случай Тихонов уточняет - "он уничтожил банду Прохора"...
Совершенно верно! Это персонаж повести "Петровка 38"! Написанной, если кто забыл, совершенно другим автором - Юлианом Семеновым! Ну вы себе представляете, чтобы Мейсон с Деллой и Дрейком выходят из ресторана, хрустя картофелем фри, а на противоположной стороне как раз с проклятиями выбирается из кабриолета немыслимый толстяк, а помогает ему парень в элегантном галстуке.
- Здорово, Арчи! Как поживаешь?
- Привет, Перри! Да вот, орхидеи еще не зацвели...


Ничего такого я в мировой детективной литературе не припоминаю. Ведь (см. выше) даже вполне оправданная, по служебному поводу встреча двух главных персонажей одного автора - Коршунова и Лосева, смотрелась чуть ли ни чудом. У меня есть только одна шаткая версия - майор Садчиков тоже может иметь прототип среди реально существующих сыщиков МУРА, действительно уничтожил банду Прохора, а затем Ю.Семенов и бр.Вайнеры решили дружно ввести его в свои произведения под собственным именем, один на главную роль, другой на эпизод.

И все же в этом есть что-то дьявольское.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Июл 01, 2013 5:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А вот повесть "Двое среди людей" это уже объект не препарирования, а уважения. Хотя это тоже еще шестидесятые, и Вайнерами еще не выработана их универсальнаях схема, использованная в "Визите" и "Лекарстве" - две линии - детектив и история (ну скажем, историческая фантазия). Собственно это и не совсем тот жанр, хотя там аккуратно, один раз упомянут Шарапов. Вернее сказать Арапов, то есть реально существующий великий сыщик.

Советский детектив бился в тисках соцреализма, и не то, чтобы очень многого достиг. Но чего у него не отнять, это эксперимента, и не формального, а литературного - поиска темы, поиска уникального прочтения. Я уже упоминал повесть про "хазаря" или фильмы вроде "Средь бела дня", посвященные преступлениям вечно выпадающими из поля зрения детектива - "на почве внезапно возникших". Но вот чего никогда в детективе не найдете, это расследования "по горячим следам", успешного, я имею в виду. Ну казалось бы, что там расследовать - если за преступниками бежали бежали и догнали?

Ничего. Кроме вечной истории о добре и зле.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вс Июл 07, 2013 11:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Все-таки странный подход у братьев Вайнеров к преемственности героев своих романов. При чтении вразнобой это не заметно, остается только некий флер - одна была история или просто похожие. Но при внимательном сравнении если не глаза, то брови на лоб лезут. Бог с ним даже с Шараповым, который то полковник с фамилией, то - очень похож, но комиссар без фамилии и этот комиссар отдает распоряжения полковнику Арапову. Но вот в повести "Я, следователь..." главный герой - очень похожий на Стаса Тихонова, но следователь, находится в длительной командировке Москва-Тбилиси-Рига-Лениград и т.д. и при этом расходится с женой Наташей, которой все это надоело, и встречает латышскую девушку Элгу и в общем-то за него все рады... Чудесно. Но в "Гонках по вертикали" уже сам Стас Тихонов вспоминает, как он ездил в командировку по тому же самому маршруру, а от него тем временем ушла возлюбленная Лена, и не потому, что ей надоело, а потому что он уезжая познакомил ее с хорошим другом... И возникает некоторое дежа вю и ощущение расходящихся вселенных.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Сб Июл 20, 2013 9:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Себастьян Жапризо - хороший французский детективщик со своим собственным стилем, со своими крупными достижениями, с верностью тому, чему частенько изменяют французы - тайне повествования.

Но я никак не ожидал, что"Купе смертников" окажется наполнено - да что там - просто переполнено оленями! Я встречал этих оленей у Сименона. Я сам пишу про оленей. Но тут такая плотность на квадратный метр!..
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16605
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Янв 09, 2014 11:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Гр. Адамов, отец А.Адамова и автор замечательной книги "Тайна двух океанов", конечно грешит изображением благородных НКВДшников, которые только тем и заняты, что меняют несчастным румынским крестьянам прохудившиеся сапоги, но ежели кто вбегает в посевы колышущейся пшеницы и мнет колосья, тут же понимают, что ни один советский человек так погано не сделает, и бросаются следом за треклятым шпионом...
Все это читать забавно, как злую самопародию.

Но...

Из всех приходящих на память доперестроечных фантастов, он единственный, у кого герои в будущем разговаривают по сотовым телефонам!

...и расплачиваются пластиковыми картами!
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...


Последний раз редактировалось: НекрЫсь (Вс Янв 15, 2017 2:59 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов webtut -> Наши увлечения Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 1 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group