Список форумов webtut Форум Театра Юношеского Творчества
  FAQ  |  Поиск |  Пользователи |  Группы |  Регистрация 
  Данные пользователя |  Войти и проверить личные сообщения |  Вход 
Список форумов webtut

Пласты и радио
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов webtut -> Наши увлечения
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 17385
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вс Окт 07, 2018 9:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вот еще одна любимая книга детства "Очень страшная история" Алексина. На сайте аудиокниг она - О ЧУДО! - оказывается радиоспектаклем, правда современным, "Радио России" в звукорежиссуре бессменного Попова (его нарезку трудно не узнать). Это радиоспектакль про Алика Деткина! - за такое в пионерском возрасте я бы отдал самое дорогое - велосипед (двухколёсный!) и бильярд с металлическими шариками.

Ну вот слушаю. Общая лихорадочная манера технически понятно - большую книгу надо впихнуть в рамки определенного числа эфиров. Зато спектакль начинается с неспешной четырех(!)минутной вставки, где не то что страшной истории, Алика Деткина не видно и не слышно, а звучит сначала кусочек настоящей "Пионерской зорьки", а потом в меру похоже стилизация под "Голос Америки". Типа на дворе шестидесятые, и кто-то слушает приёмник. Кто, хотел бы я знать? Видимо отец Алика Деткина или его старший брат. Ну допустим.
Дальше весь спектакль будут мешать два стратегических решения режиссера. Во-первых героев играют действительно артисты Московских театров, они, надо сказать, молодцы играют вполне сопоставимо с тем, как Ефремов и Лобанов играли в своё время "Кортик". Но есть одна тонкость. В "Кортике/" мальчишкам конечно тоже в самом начале, в Ревске по 13 лет, но в Москве через год уже 14 и в общем-то они тянут на компанию Арбатской шпаны с рано сломавшимися голосами, и немудрено - громыхает гражданская война. А здесь речь идет о пятиклассниках благополучных шестидесятых, скорее похожих на героев Сотника, чем Рыбакова. И мужские голоса, хотя и с правильной пионерской интонацией производят впечатление компании мощных, но безмерно наивных старшеклассников, как будто на Старую Дачу поехали шесть ведущих Радионяни, сплошные Лившицы и Левенбуки.
Но это терпимый недостаток. В конце концов у Додина "Повелитель мух" играли люди с голосами и погрубее.
Вторая гораздо более печальная проблема в том, что сценарий снова сделан так, как обычно делают сценарии современные инсценировщики, не исключая ТЮТа - взяли книжку, выбрали нужные диалоги, смонтировали. Нет, тут есть авторский текст, который читается громче и ближе к микрофону, но выбран он скорее, как ремарки к действию, чем как несущий смысл, идею и настроение. Ремарки сделаны очень хорошо, они не дублируют то, что и так понятно. Да и в диалогах нет-нет, встречаются добавления, то есть первоисточник не был для авторов священной коровой - вот они раз и сказали, что портрет висит "чуть-чуть криво"... Такое ощущение, что это актер сказал, ему разрешили, молодцы. Но чего так мало-то? Тут, честное слово, есть где поизменять диалоги, хотя бы для того, чтобы местоимение "он" "она", которые в тексте четко адресованы, не повергали слушателя в недоумение. В реалистиченой-то манере, актеры говорят одновременно, а не чередуя реплики, и тут автор восклицает "он!". А этих "он" тут пять человек разговаривают. И это самое малое, что не просто можно, а нужно поменять в хороших Алексинских диалогах, чтобы получился внятный радиоспектакль по Алексину. Инсценировка это не монтаж кусков, и не выдранные из книги диалоги - кто бы когда и кому это объяснил!
Попов не был бы Поповым если бы не снабдил спектакль отбивками и рефренами. Раньше это были обычно зловещие крики с эхом, и спецэффекты "в таз упала капля". Здесь, хотя история и страшная, ничего такого нет, видимо звукорежиссеру сделали замечание. Но он отыгрался! После того, начального голоса Америки, спектакль почему-то сопровождается англоязычным роком шестидесятых, и поэтому каждая глава начинается с разнообразных "Оh Yeees!", как будто мы слушаем историю из жизни фарцовщиков, или очень продвинутых и обеспеченных детей, заваленных дефицитными пластинками и плёнками. С сюжетом это вообще никак не связано, они эти пластинки не ставят, не обсуждают и не слышат.

Актеры - молодцы, особенно Глеб и Святослав Николаевич, они не тольк похожи на книжных героев, но и привносят в них какой-то собственный юмор образа, их хочется слушать не для того, чтобы узнать, что они скажут (книжку-то я помню почти наизусть), а чтобы порадоваться тому, как скажут. Неплох и Покойник, хотя он на книгу как раз непохож, это такой классный Колесник, способный к цинизму и бестактности, но необходимый. Удался и Племянник Григорий, я честно говоря боялся, что при таких мужественных пионерах, антагонист будет - пропорционально - обладать дикцией Людоеда из "Кота в сапогах", но нет же, нет, долой шаблоны. Племянник говорит более высоким голосом, чем мальчишки. А, тем не менее, веришь, что они от него шарахаются, интонация бьет тембр, как верно заметил Глеб: "Он сидел, а мы не сидели".

Но просто удивительно, какую смысловую глухоту демонстрируют авторы в каждом случае, когда видят в тексте два многоточия подряд. И режиссер и актеры почему-то играют как раз так, чтобы смысл текста поменялся, из двух смысловых вариантов выбирают более абсурдный.
У Алексина:
Молоая учительница, рассказывает о себе классу, объясняя свою откровенность тем, что ученикам всегда интересно, что за человек их учитель.
- Это я по себе знаю... - добавляет она - Помню...
Алексин любит многоточия, но смысл понятен "Это я по себе знаю, потому что совсем недавно сама была школьницей, и воспоминания еще свежи". Именно так, вроде бы и надо понимать это "Помню..." с многоточием.
В радиоспектакле актриса играет совершенно другое.
- Это я по себе знаю, - тут она ставит смысловую точку. Выдерживает паузу, и задумчиво произносит: - Помню... - и снова замолкает, даже слегка посмеиваясь. Получается, что она начала рассказывать какое-то воспоминание иллюстрирующее предыдущую мысль, но воспоминание оказалось настолько игривым, что она решила его тут же прервать. Что это за воспоминание о том, как ей была интересна жизнь учителя? Она что, физрука соблазнила?

Второй пример на ту же тему. У Алексина
Покойник любит цитировать классических поэтов, придавая цитатам несколько утилитарный смысл. В частности, когда герои идут под осенним дождем на электричку, он цитирует:
- Люблю грозу в начале мая! - и добавляет - Но в двадцатых числах сентября...
Смысл тоже, как мне кажется, очевиден несмотря на многоточия. Подросток хочет сказать "Красивая конечно цитата, но сейчас не май, сейчас осень, и радости мне этот дождь не доставляет".
В радиоспектакле прежде всего раздается удар грома. Даже более того, Алик Деткин, в кои-то веки вопреки первоисточнику, сообщает:
- Грянул гром!
Покойник подхватывает:
- Люблю грозу в начале мая... (интонационное многоточие) Но в двадцатых числах сентября! (инотанционный восклицательный знак).
Получается, что вместо обычного дождя, над Старой Дачей действительно разразилась очень редкая, но возможная сентябрьская гроза. Покойник не выражает сомнение в комфортности поездки, а просто констатирует погодный феномен.

Это при том, что многие довольно важные упоминания из текста вырезаны, для экономии то ли места, то ли количества актеров. В принципиально важной истории Нинель Федоровны, остается совершенно неизвестным, что она повела класс на собственный матч по теннису и "бегала по корту в шортах и майке", после чего родители на нее и взъелись, придравшись к тому, что она "отобрала у класса его индивидуальность и лицо". Да не лицо их волновало, а раскованность общения с учениками. Здесь же ни тенниса ни скандала на родительском собрании нет, ни симпатизирующего училке брата-студента нет, Алик просто деловито сообщает Наташе подоплеку будущего преступления. Ах, как это по-детективному. Зато когда Нинель говорит ему "все любят детективы", он восклицает "У нас полное родство душ и мыслей!", хотя до того нигде не произнес такую принципиально важную фразу, которая в повести вынесена в пролог: "Все любят детективы, но некоторые любят их тайно, а тайная любовь, как известно, самая сильная".

Но во всяком случае это в целом гораздо лучше, и больше относится к оригиналу, чем жуткий перестроечный фильм по сценарию Железникова и с Садальским в роли Племянника. Фильм, ни с того ни с сего снятый про подростковую жестокость и прискорбное состояние подростковой нравственности в восьмидесятые годы. Фильм не то, чтобы плохо сделан, просто его авторы видимо утратив иронию не то что в конце Сентября, а еще до прочтения книги, решили, что "Очень страшная история" и дложна быть страшной, в то время, как это весёлое, жизнеутверждающее, хотя и серьёзное произведение.

Ладно, послушаю радиоспектакль дальше...
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...


Последний раз редактировалось: НекрЫсь (Пт Янв 04, 2019 3:00 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 17385
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вс Окт 14, 2018 12:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
...оказывается радиоспектаклем "Радио России" в звукорежиссуре бессменного Попова (его нарезку трудно не узнать)


Трудно, не узнать... Еще труднее узнать правильно. Это вообще не Попов оказался, а какой-то Коновалов, видимо ученик, или внук звукорежиссера.

Спектакль получился для современного - совсем неплох. Парочку раз я даже смеялся, особенно на диалогах в подвале. Сыграно, хотя и в манере "мы экономим плёнку", но совсем не халтурно, при почти одинаковых голосах (взрослые актеры играют подростков, получается похожий тембр), образы получаются разные. Правда Принц всё-таки потерялся, что есть он, что нет его. Думаю, проблема в сценарии, где, соблазнившись обилием хорошего авторского монолога, решили вообще почти ничего не менять, оставив даже комментарии по действию, которые либо не нужны либо непонятны.
- Он взмахнул длинными руками.
Кто "он", когда кругом все либо молчат, либо говорят одновременно?
- Пусть в город уедут женщины! - говорит Алик, имея в виду двух одноклассниц, Наташу и Миронову.
- Алик! - в ужасе восклицает Наташа.
- И ты с ними, - милостиво добавляет Алик.

Наташе впору оскорбиться. И только посмотрев в книжку, зритель должен понять, что Алик обращается к толстому и трусливому Генке Круглову, который стоит рядом и молча боится.
Во всей повести сделана одна существенная купюра - полностью удалён эпизод покупки билетов, когда электричка закрывает двери, а уехать нельзя, потому что Глеб покупает билеты в кассе. Тютовцы новых поколений, когда я им об этом рассказываю, всегда спрашивают: "а чего они двери руками подержать не могли?", возможно тот же вопрос озадачил и создателей спектакля. Это даже не совсем ирония. Хотя авторы и оформили всю историю песнями "Битлз", что неожиданно, но не то, чтобы плохо. Хотя они и запускают Брежнева по радиоприемнику Племянника (повесть написана в 1968 году то есть уже при правлении Брежнева, Алику 13 лет, и родился он "в самом начале второй половины двадцатого века, в общем теоретически какую-нибудь первую трансляцию Брежнева Племянник мог и поймать у себя на даче, хотя это очень нехарактерно, "Страшная история" это Оттепельное произведение, а трансляции Брежнева уже давно навязли в зубах). И всё-таки одну реалию времени авторы явно в глаза не видели. Когда ребята добегают до расписания в повести сказано:
- Возле окошечка кассы висел металлический щит, с колонками цифр и словами "ежедневно", "по воскресеньям", "далее со всеми остановками". Он был разбит на две половины "В город" и "Из города".
Это как раз тот случай, когда писатель зафиксировал "конкретную, одному ему известную деталь". Я такие щиты помню, они заменяли расписания, которые сейчас набирают плексигласовыми планочками а то и электронным табло, а если нет - просто распечатывают на принтере. В те стабильные времена расписание рисовали краской на жести, и забавнее всего там было, что цифры указывающие час были разного размера, в зависимости от того, сколько поездов, и значит, строчек с минутами должно было уместиться рядом с ними. Хотел повесить картинку, но вот поди ж ты - не вижу я такого щита в интернете.
Короче говоря, он висел, прикрученный к стене.
В радиоспектакле "Глеб вынес щит с расписанием". Мало того, когда ребята добегают до почты "Глеб выносит огромную вывеску, закрыто на выходной".
Что у этого Глеба за мания, откуда-то "выносить" намертво прибитые к стенам предметы? И зачем об этом рассказывать в радиоспектакле, если этого всё равно не видно?
Единственное, что мне приходит в голову - радиоспектакль сделан по какому-то очень хорошему спектаклю на сцене, там это вынесение вывесок - часть действия, и при переносе в аудиоформат, почему-то решили не задумываться о том, как там было в действительности. Странный ляп, именно ляп по другому не скажешь.
И еще одна пробоина, уже чисто звукорежиссерская. Спектакль разбит на 17 глав, вместо 12 авторских, это еще можно объяснить, например необходимостью сделат 17 одинаковых кусков для радиотрансляции. Названия серий способны скорее запутать "Внизу со всеми", "На воле", "В лесу...". Лучше совсем без названий, чем с такими названиями. В повести всё было гораздо интереснее "глава, в которой мы знакомимся с героями, не все из которых будут героями", "глава в которой мы слышим разные голоса и шум погони"... Ну, допустим, длинно. И вот герои добегают до главы "в лесу", садятся на пенёк и разговаривают, опасаясь за жизнь товарища. Им надо бежать в город, льет холодный октябрьский дождь, уходит последняя электричка, кргугом темнота и грязища... Но это ничего, потому что неистово щебечут птицы, перекликаются кукушки, шелестит листва, стучит дятел... Ночью. В дождь. В Октябре. Мы же в лесу, черт возьми! В таком лесу из которого просто уходить не хочется.

В общем от спектакля у меня осталось приятное ощущение, как если бы Сережа Кумыш поставил, и талантливо поставил спектакль "Память медведя", про Олимпиаду-80. Это здорово, что появилась такая "Страшная история", хотя конечно, это совсем другая история.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 17385
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Янв 04, 2019 5:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

НЕПОХОЖИЕ РОМАШКИ

В советских радиоспектаклях "для школьников и учащихся ПТУ" (так в моем детстве назывались детские спектакли) было два принципиально разных способа изображения детей-мальчиков. В первом случае мальчиков играли травести, актрисы со специально подобранным тембром голоса - от Марии Григорьевны Петровой, то Татьяны Курьяновой - блестящие исполнительницы, которые, как я неоднократно рассказывал (и рассказываю по сей день - исполнительницам Брюн) овладевали не только тембровой, но и интонационной характеристикой подростка 10-14 лет, что бесценно, особенно, если речь идет о портрете подростка-современника. Помню, как меня не раз поражала Агарь Власова (это голос Генки из "Кортика", например), тем, что даже в малюсеньком эпизоде какого-нибудь Шурика Лопухова, точно воспроизводила знакомые интонации моих одноклассников, например характерные повторы слов ("А если конкретно, конкретно если?..").
Добавлю также, что актрисы, игравшие мальчиков не давали расслабляться, актрисам, играющим девочек, например замечательным Корабельниковой или Канаевой, которые по виртуозности и точности образов не отставали, создавая девчонок не только похожих, но и потрясающе симпатичных (и в положительных и в отрицательных чертах характера).
В общем, этот - первый - способ был прекрасен для обозначения детских взаимоотношений и переживаний. Но он не годился в тех случаях, когда персонажи взрослели на наших глазах, или просто переживали серьезные жизненные ситуации - смерть, любовь... Когда Канаева и Курьянова друг друга троллят, это здорово, но целоваться им лучше не поручать, да и умирать перед микрофоном не заставишь - они маленькие, их жаль. В этом случае работал другой метод - мальчиков играли взрослые актеры, причем реальные подростковые интонации при этом изображались условно. Скорее у каждого из таких "мужских травести" вроде блестящих (О.Табакова, М.Лобанова или даже О.Ефремова) вырабатывался условный, переходящий из спектакля в спектакль образ "мужчины вспоминающего, как был подростком", но способного оценить и сыграть любую, самую сильную эмоцию персонажа. Эта условность давала другого рода, но тоже потрясающие результаты. Очень ярко равноценность методов видна, например, в более позднем спектакле "Пятнадцатилетний капитан", где песню Дика Сенда поет Сперантова, а роль Дика Сенда играет Табаков, и право слово трудно сказать, от чего больше перехватывает дыхание у слушателя, от "Несмотря ни на что, так держать!" или от "Вы гоните меня в рабство, сила на вашей стороне".

Почему я завёл об этом разговор? Потому что всегда интересно сопоставлять разные варианты прочтения одного и того же образа. И когда я посмотрел часть тютовского спектакля "Два капитана", и был немало удивлен тому, что Ромашка-Ромашов за целое действие только дважды прошёл через сцену, я задумался о том, каких мы вообще видели Ромашовых. Не знаю, как вы, а я видел-слышал пятерых.
Один - это Евгений Лебедев из старого фильма. Никто не сомневается в таланте, да что там, в гениальности этого актера, его Ромашов был суетливый, подлый и мерзкий, хотя, пожалуй, черезчур возрастной.
И тут не было игры в "мужчину-травести" - такой подлец мог бы выйти со страниц Достоевского или Салтыкова-Щедрина у которых при всём их скептицизме дети подлецами не бывают, поэтому Ромашов у Лебедева хронически взрослый. Скрытный, как и все подлецы. Поэтому его любовь к Кате это какое-то глубоко личное, скрытое от всех, включая зрителя, извращение.


Ромашов Юрия Богатырёва - совершенно другой. Он нарочито ласков, мягок, нежен даже перед тем (особенно перед тем), как получить по морде от Сани, он его, пожалуй, даже провоцирует. Классический
... Гулял предатель в тихой роще
И никого не предавал,
Он был предатель в целом, в общем
Для частностей еще был мал...
(С)

Такой подлец страшен, как страшен Снеговик из "Тайны снежной королевы" - пушистая и умилительная тварь, судя по всему еще и влюбленная в самого Саню и автоматически переносящая чувства на Катю, это действительно жуткий коктейль, от которого за Катю становится реально страшно.
Я за последние годы читал аж два детектива-триллера про таких мужей, и это были очень страшные детективы.
Одна беда, роман Каверина не детектив. не триллер, и ни о чём таком речи там не идёт. Ну почти не идёт. О таком можно подумать, да и то, не очень уверенно один-единственный раз, когда Ромашов суёт голову под кран с водой. Скорее всего он Катю всё-таки любит, и совсем не за то, что её же любит и Саня. Не нуждается романный образ Ромашова еще и в какой-то фрейдовской извращённости, не о том он, не до того там ему.

Есть еще Ромашов из Ивасёвского "Норд-Оста", но там он (как и весь роман) даже не упрощен, а буквально уплощён - будучи школьником он умудряется числиться "одним из товарищей Сани" (это ничего, что сам Саня русским языком говорил "Для меня был бы позором такой товарищ"), бодренько поёт, выпускаясь из школы, что уносит во взрослую жизнь "свою свинью-копилку" (ещё бы этот практичный циник собранные в детсаду желуди нес в качестве стартового капитала), да и во взрослой жизни не многим страшнее. Он забрал его вещички, всю еду и ДАЖЕ спички! И уехал прочь на ночной электричке.
"Норд-ост" я глазами не видел, а только слышал. Может быть в сценической постановке это всё и сносно выглядит, не знаю, но со слуха считывается нечто опереточное, чего, вероятно, было и не избежать, переводя здоровенный реалистичный роман в формат мюзикла.

Вениамин Каверин писатель на редкость здравый, я бы сказал - рациональный и исследует он не потаённые уголки человеческих душ, а принципиальные жизненные позиции. Это, увы, раз за разом ускользает от трактовщиков "Капитанов", у которых с роковой неумолимостью на первый план выползает какая-нибудь тяжеловесная любовная линия, не Саня с Катей, так бесценный друг Машенька, которая окружена целым хороводом поклонников, за которыми не видно ни времени, ни страны, ни шхуны "Святая Мария".
Не избежал этой беды и радиоспектакль 1955 года, благодаря которому я в детстве думал, что "Два капитана" это как "Дикая собака Динго", только про лётчиков и заслуга в том М.Куприяновой - которая играла без малейшей самоиронии, что прекрасно подходит для Маугли, но не для Кати Татариновой. Саню ирония держала на плаву, но он всё равно не выглядел человеком способным вырасти в капитана.
Но вот Ромашка там - я бы сказал - лучший из всех, мной виденных (слышанных). Играл его акёр Михаил Андросов, актер театральный, более полувека служивший в РАМТЕ.

У его Ромашова (школьника) есть принципиальное отличие от остальных. Он вовсе не "себе на уме", он ничего не выжидает в засаде, не трясет копилкой, и не втыкает иголок в чучело Сани Григорьева. Но он и не "товарищ" Сани. Его открытость и постоянная готовность к общению как раз такая, которая вызывает нежелание принимать человека в игру, в компанию, в творческую группу, если угодно. В институте мы называли таких "умный ящик", а в ТЮТе девяностых - "Кенцзо Синобу", он постоянно готов к беседе, но только на тему интересную ему, и заведомо неинтересную собеседнику. И Михаил Андросов великолепно уловил и показал именно эту черту - огромную общительность при огромном же эгоцентризме. Он и по морде получает от тех, кто не знает, как его заткнуть. Он и Николая Антоновича до белого каления доводит своей речевой активностью, на которую хочется ответить традиционным "Не стучи, барин не здоров".

Именно такой (и, пожалуй, только такой) Ромашка мог пройти по всему сюжету Каверина (который в радиоспектакль, увы, не поместился вообще). Именно такого вынужден будет приблизить к себе Николай Антонович (с душевным скрежетом, будьте уверены), именно такой женится на Кате (в смысле, сможет ее уболтать). Он, в известной степени "антикапитан". Герои Богатырёва или Лебедева думают и действуют "негодяйски", они романтичны не меньше Сани, просто дурно воспитаны. Ромашку Андросова занимают мысли вполне здравые, более того, понятные и близкие каждому зрителю - "в жизни главное, чтоб повезло" - ну-ка признайтесь, кому это не приходило в голову? Всем приходило. Но только Ромашов начинает "работать над тем, чтобы повезло". Он не извращенец и не негодяй, которым нужно родиться - он элементарный "блатной", только блатной создающий свой блат своими руками. А такое грозит каждому из нас, и именно об этом предупреждал Каверин своим персонажем.

То, что М.Андросов смог (буквально на паре реплик, "Что хорошего сделали Челюскинцы?") создать такого персонажа, демонстрирует пример того, как актёр (даже без помощи режиссера, и даже вопреки постановке) может и должен понимать изначальный замысел автора и уметь его передать. Да, можно трактовать героя иначе (хотя и не вопреки), чем задумывал автор. Но можно это делать только при условии, что произведение уже неоднократно и точно воплощено для зрителя. Хороших Гамлетов было столько, что можно с принцем датским экспериментировать. Хороших Ромашовых я пока насчитал только одного. Хороших Сань Григорьевых я, увы, ещё не встречал (я не про наш спектакль говорю, ему ещё расти). Пока что Саня Григорьев, придуманный В.Кавериным на голову выше любого Сани, сыгранного актёрами.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 17385
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Сб Мар 09, 2019 3:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

У аудиокниг множество недостатков, и достаточно много достоинств. Я уже говорил, что советские детективы, начитанные пожилыми актёрами и актёрами женщинами могут звучать странно просто за счёт интонационного несоответствия их голосов репликам героев, как правило молодых мужчин.

Но отдельный случай, когда прочитано в общем-то, как и нужно - нейтрально, но с таким холоднющим носом, что становится ясно - книга актёра не сильно трогает, настолько не сильно, что актёр не замечает, как оговорки искажают смысл прочитанной фразы.

Например, участковый милиционер из сельской местности на полном серьёзе утверждает:
- Нынче у нас, как говорят, аномальный голод выдался - вторая волна груздей, вместо августа, в начальных числах сентября пошла, грибы девать некуда.

А в финале, когда, как водится не только разоблачили преступника, но и обнаружили в нём патологическое корыстолюбие и один сыщик спрашивает, не без иронии интересуется:
- Ну куда бы он сунулся с такими деньгами в нашем непорочном обществе?
Другой отвечает грустно:
- Да откуда я знаю, Боря? Милиционерам у нас путь всюду заказан...

_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов webtut -> Наши увлечения Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Страница 10 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group