Список форумов webtut Форум Театра Юношеского Творчества
  FAQ  |  Поиск |  Пользователи |  Группы |  Регистрация 
  Данные пользователя |  Войти и проверить личные сообщения |  Вход 
Список форумов webtut

Дело о поддельной секретарше

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов webtut -> Наши увлечения
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16093
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Июн 28, 2017 1:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я горячо люблю адвоката Перри Мейсона, всех его друзей, и автора, их придумавших – Эрла Стэнли Гарднера. Полагаю, это известно каждому цивилизованному человеку. Понятно и то, что подобную любовь я считаю вполне естественной для каждого цивилизованного человека, на мой взгляд всем должно быть интересно читать про Перри Мейсона, а кому не интересно, просто еще не вчитался.
Есть конечно и другие мнения. Стивен Кинг, например, называл книжки Гарднера хламом для библиотек. Май Шевалль полагала скучищей телесериал про Мейсона. Многие читательницы интересовались, когда же адвокат женится на секретарше, и если нет, то кому нужна такая литература.
Но на моей стороне – сильные игроки. Гарднера любил и ценил Феодор Симеонович Киврин, заведующий отделом в НИИЧАВО, друг Кристобаля Хозевича, крупный ученый и добрый человек. И Даша Жовнер до сих пор откликается на имя Аделаида (впрочем после Канн – не знаю, не пробовал).

Короче говоря у Мейсона есть поклонники, меньше, чем у Холмса, конечно, но они есть. Разумеется, когда в далеком девяносто девятом к нам в лабораторию провели Интернет, вторым сайтом посещенным мной, (после Холмса) был сайт Перри Мейсона. Там я узнал, как выглядят телевизионные Мейсон, Дрейк, Делла, а главное – Трэгг и несколько обалдел, не так я их себе представлял. Затем я увидел ссылки на два фильма, снятых в республиках бывшего СССР.

Фильм «Все против одного» я смотрел еще школьником. Это был литовский двухсерийный фильм на афише которого прямо значилось: по роману «Адвокат Перри Мейсон». Я вспомнил характеристику Феодора Симеоновича: «адвокат П-перри Мейсон, з-зверюга» и побежал уговаривать родителей купить билеты. Собственно говоря, это было первое знакомство, но оно оказалось очень странным. Мейсона играл Юозас Будрайтис, и хорошо играл. Только не было там ни Деллы ни Пола, адвокат был одинок, стар и увечен – у него был поврежден позвоночник и плохое зрение. Несмотря на это он выручал из беды одного подзащитного за другим. Авторов фильма пленил сюжетный ход, когда Мейсон защищая одного подозреваемого наводит подозрения на другого, а потом принимает защиту и его. Поэтому в фильме сохранилось главное у Гарднера – перекрестные допросы в суде. Всё было бы ничего, и даже симпатично – поскольку лирическую линию с некоторым успехом восполняли полуголые фотомодели (Литва могла себе это позволить даже в СССР). Одна беда – то и дело старому, сгорбленному Мейсону снился кошмар, как он входит в дом, дом взрывается, и он выбегает оттуда в горящем пальто. Это и правда било по нервам, превращая фильм в жестокую драму умного одиночки, наполовину уже потерпевшего поражение несмотря на все таланты. Я еще удивлялся, помню, как на таком настроении Гарднер написал еще полсотни романов, и сомневался, что смогу их прочитать. Не волнуйтесь – смог, потому что в романах Гарднера как раз этого пессимизма и достоевщины не отыскать с огнем.
Но не этим отличились авторы «Все против одного», а финалом. Когда Мейсон брал в защиту четвертого подзащитного, кадр застывал (и правда, тут становилось ясно, что даже советских двух киносерий будет маловато) и по экрану полз текст, только что не на машинке отпечатанный: «Расследование продолжалось еще два года и виновный так и не был найден». Зритель пожимал плечами и говорил себе, что это, строго говоря, недоработка не адвоката, а дознавателей. И тут из темноты зловеще появлялось новое изображение: лейтенант Трэгг сидит за рулем, а на него выползал новый текст: «А через два года было найдено завещание Бордена и оказалось, что наследником убитого был лейтенант полиции Трэгг». Всё. Конец.
Вот поворот, а? Сам бы Гарднер ни за что не додумался. Что хотели сказать авторы своим фильмом, что друзья предают, что всё куплено? Ну справедливые, конечно, суждения, но стоило ли две серии из за этого Мейсону в горящем пальто бегать?
В общем, странный фильм, и пересматривать его, найдя в Интернете я не стал. Да и не смог бы, тогда не было ютуба и онлайн кинотеатров. Кино с сайта можно было только скачать, а мне уже строго настрого запретили что-то скачивать на рабочий компьютер. Потому что там появилось аж 600 мегабайт лишних, и все подозревали, что это зоофильское порно. А это были детские грампластинки.

Но на сайте был указан еще один фильм «по мотивам Мейсона», снятый уже в Белоруссии, причем, как честно было указано, главный герой там некто «адвокат Мирский» и действие происходит у нас. Интересно? Конечно интересно.
Но как-то так получилось, что прошло восемнадцать лет, прежде чем я его посмотрел.
Ой ребята. Ничего я не потерял. И вы ничего не потеряли. И литовцы не такой уж плохой фильм сняли.
Этот «Гладиатор по найму» (название такое) начинается с вежливого титра «Вспоминая Эрла Стэнли Гарднера». Дальше под хорошую джазовую музыку идет другой титр «Аэрокосмическая корпорация «Вертикаль» представляет». Честно говоря, я сначала подумал, что это титр студии, просто названной для внушительности серьезно и случайно. Ну как компании в Голливуде «Нью Лайн синема», «Лайонс Гэйт». Ну какие там линии, какие ворота, главное, чтобы название запоминалось. Потом пришла более реалистичная мысль – в Белоруссии действительно есть какая-то космическая корпорация, ну авиазавод с советских времен остался, и он дал денег на кино.
Но нет, ребята. Это именно что фильм, снятый аэрокосмической корпорацией. В финальных титрах мы увидим, что главный продюсер по совместительству – председатель корпорации Зайцев, а режиссер-постановщик тоже Зайцев, но другой. Да и без Зайцева видно.
Кинотехнически всё снято на высшем уровне – прекрасная работа камеры, изображение кое где фильтрится то в синий, то в зеленый цвет. Интерьеры современного для девяносто второго года крутого, но всё еще советского (Белоруссия же, там навсегда восемьдесят девятый) бизнеса безупречны, намного круче чем в российских фильмах того же времени, в каком-нибудь «Америкен-бое», где герой так отрубает лопатой голову врага, что немые комедии отдыхают. Камера выпадает из окон, взлетает над домами. И уж взрыв, так взрыв – не чета литовскому домику, огонь до неба, ракетного топлива не пожалели.
Да-да, тут тоже главный герой закрывает дверь, а потом – взрыв. Где они нашли такое у Гарднера?
Актерам очень тяжело. Нет, они играют, но к ногам этих футболистов привязана детская песочница. Во-первых им оставили очень странный текст. Персонажи то и дело изъясняются прямыми цитатами из перевода Гарднера, «Я всего лишь платный гладиатор по вызову, и платя свои деньги мне, вы тем самым…» Чтобы говорить такое, нужно ощущение профессионального присутствия, мы должны чувствовать, что присутствуем на консультации высококвалифицированного адвоката с клиентом, что язык у него подвешен и формулировки не создают затруднений ни тому ни другому. Но этого и близко нет. Актеры пытаются вкладывать в реплики психологизм. А аэрокосмическая корпорация заставляет их при этом прыгать из одного операторского плана (показали компьютер), в другой (показали море, которого в Белоруссии нет, но нашли) и в третий (там можно красиво прикурить сигарету). В результата паузы возникают даже не мхатовские, а кафкианские. И простая адвокатская метафора, которыми янки сыплют не вдумываясь, пытается вырасти до размеров названия фильма. Гомер Симпсон тоже обронил однажды «Теоретически, Мардж, и коммунизм действует», но именно что обронил. Если бы он это начал говорить от лица Павки Корчагина, да еще красиво прикуривая, как бы он выглядел?
А главный герой – адвокат Мирский, за каким-то дьяволом, сделал демонически красивым юношей. Настолько молодым и импозантным, что совершенно непонятно, где он набрался своей оглушительной репутации и на что, вообще, живет разъезжая по Минску на похабном фургончике. Кстати его друг-приятель водитель, как бы Пол Дрейк, хотя здесь его зовут Лукич, один из немногих в фильме, кто хотя бы выглядит интересно, и даже зрительскую симпатию вызывает. Хотя и ему порой сценаристы подсовывают свинью, в виде фабульного пряника – оставь друга на набережной, отъедь на двести метров, дождись пока друга ударят по голове и кинут в море (водохранилище) и мчись обратно, спасать. Друг не утонет, это точно.
Когда герои не цитируют Гарднера, они несут какую-то отсебятину. И тут проявляются, я бы сказал, такие имперские настроения продюсеров фильма. Сегодня в России так мог бы снимать даже не Михалков, а молокопромышлениник Бойко, или Рогозин. У продюсера кроме искреннего желания «вспомнить Гарднера» есть еще парочка симпатий, а вернее антипатий. Он не любит либеральную прессу, которую весь фильм называют «незалежной» и всячески подчеркивают, что она плохая. И еще он не любит эстонцев, той особой нелюбовью, которую умудрился приобрести поработав в Таллине год, Сергей Довлатов. Видимо кроме великорусского шовинизма, скромные и работящие эстонцы умеют вызывать еще один – шовинизм народов империи меньших, чем русский, но больших (а это нетрудно), чем эстонский. Вроде как «я конечно угнетен пятой самодержавия, но эти то несчастные эстонцы что о себе возомнили?».
Поэтому фильм насыщен подлецами-журналистами и подлецами-эстонцами, главный из которых редактор-эстонец. К сожалению авторы фильма так уверены, что эстонцев не любит никто, что постоянно забывают важные детали. Они так стараются, чтобы Лукич смешно изобразил еврея, что он молчит всю сцену шантажа, а реплику, с которой шантаж должен начинаться произносит в самом конце, полностью сбивая зрителя с толку. С эстонской проституткой еще хуже – вообще непонятно, в чем она кого обвинила, и в какую историю с «подругой-малолеткой» кого втянула. А почему? Потому что актриса костьми легла, чтобы изобразить эстонский акцент, который в тексте, как в книжке про Хоттабыча, обозначен неграмотным построением фраз. «Это есть самый культурный предмет в мир».
Таких недосмотров и нелепостей в фильме море. Начинаются они прямо с титров, где изображается какой-то немыслимо заграничный Цюрих. Цюрих выглядит так – несколько машин съезжают в подземную парковку (видимо всё той же аэрокосмической корпорации) и там, какие-то люди сидя в машинах тычут друг другу пистолетами в лицо, и отбирают какие-то ключи от банковских ячеек. А между машинами – прямо на асфальте парковки, двое почти голых мускулистых мужчин, с хрустом заламывают друг другу руки и «крутят вертушки», то и дело попадая друг другу с ноги в челюсть, но при этом не падая, а только пошатываясь, как бы в нокдауне. Это что за хрень? А это у них там так сильные мира сего развлекаются. Сидят в машинах на парковке и смотрят «подпольные бои без правил». В Цюрихе. Банкиры. А потом один из бойцов, получив сокрушительный удар падает, выбивая головой лобовое стекло в одной из машин. То-то зритель будет рад такой организации зрелища… То-то он в это подполье снова из своего банка приедет… Туманные видения советского школьника о роскошной жизни на Западе, вот как это называется.
Если кто читал «Бархатные коготки» (а именно это произведение читал автор сценария), то наверное помнит – это первый роман про Мейсона, роман сделавший автора знаменитым и не случайно, а потому что именно там образ главного героя был заявлен во всей красе и оригинальности. Сюжет в двух словах таков:
– к адвокату (еще не всемирно знаменитому) обращается красивая, молодая, беззащитная… стерва. Это сразу очевидно секретарше адвоката, которая говорит: шеф, это стерва. Она вас съест, а не съест, так продаст. Нет, шеф, я говорю об этом не потому, что вы мне нравитесь. Не только потому. А потому что я тоже женщина, мне виднее.
- А адвокат говорит ей – стерва или не стерва, а она мой клиент.
- И секретарша думает, что он повёлся. И все мы думаем, что он повёлся. И стерва, разумеется, тоже так думает. И она его подставляет, соблазняет, сдает. А он не подставляется, не соблазняется и не сдается. И она злится. И секретарша злится. А мы-то видим, что судя по всему она и убила мужа, и зачем он с ней вообще связался. И вот она признается в убийстве. И он вызывает полицию и говорит – берите. И стерва плачет. И секретарша говорит, шеф, вы что, спятили? Она конечно стерва, она конечно убийца, но она же ваш клиент.
- И адвокат говорит: да хватит вам, Делла, мне советы давать! Я знаю, что она стерва! Я знаю, что она клиент! Это вы думали сначала, что я повёлся, а потом, что я сдал клиента. А я работаю, не мешайте мне пожалуйста. И он вытаскивает клиентку из тюрьмы, и мы понимаем, что сажал он ее туда чтобы эта стерва ему не помешала. И он находит убийцу. И секретарша говорит, эта стерва пришла вас благодарить и целовать. И адвокат говорит секретарше: пусть заходит на минутку, ставьте дело в шкаф, начинаем работать над следующим. Только вы уж мне пожалуйста, доверяйте без оговорок.
-Вот за это его полюбила секретарша и миллионы читателей. За то, что когда он говорит, что работает, он действительно работает и ему всегда можно доверять.

В белорусском фильме никакой секретарши нет и в помине. Потому что авторы решили раскрутить историю любви адвоката и клиентки. Он сначала ей, конечно, хамил, но потом она начала с ним целоваться, а потом еще мужа убили, и тут же аэрокосмическая корпорация сняла то, что видимо давно мечтала, эротическую сцену между адвокатом и клиенткой. Погодите плеваться, это далеко не худшее. Дальше он ее конечно посадил, оправдал. Дальше полицейский почему-то посоветовал «увести ее за границу, потому что здесь на нее охотятся». Адвокат, романтично улыбаясь своим воспоминаниям о том, как они познакомились, как поцеловались, как раздевались, довозит ее до какого-то поворота на шоссе (очевидно, там граница). После чего она, как была в туфлях и красном плаще уходит по этому шоссе, видимо «за рубеж». Но идти ей пришлось недалеко, тут адвокат, что бы вы думали, достает револьвер и стреляет клиентке в спину. Причем он так зафильтрен в синие тона, а клиентка падает со своих каблуков так долго и с такой надежной опорой на руки, что мне пришлось дважды пересмотреть момент, чтобы убедиться – нет, это не розыгрыш, не мистификация, не кошмарный сон. Красивый адвокат действительно пристрелил свою возлюбленную клиентку на границе Белоруссии, на шоссе, днем, да еще на глазах приятеля Лукича. Зачем? Чтобы сорвать с ее шеи ключ от банковской ячейки, которого в романе не было, но почему бы его туда не добавить. Там лежит много сапфиров. Адвокат садится в машину (на которой и приехал). Друг Лукич смотрит на него неодобрительно. Заводит мотор. И машина взрывается к черту, превращается в такой столб пламени, как будто это рухнул на землю только что заправленный истребитель. Очевидно, машину кто-то заминировал. Но кто? Ведь они сюда только что благополучно приехали. Такое ощущение, что Лукич оказался камикадзе, и почувствовав, что не может больше работать с этим двуличным юристом, тут же решил проблему. Как Шарапов сказал бы Жеглову «Ты убил человека» и тут же - лимонку себе с другом под ноги.
Дальше всё. Дальше титры с многочисленными Зайцевыми и благодарностями аэрокосмической отрасли Белоруссии.

Вот скажите, называется ли это «Вспоминая Гарднера»? Или это называется – «мы сняли фильм по Гарднеру, получилось как-то странно, а давайте мы их всех в конце убьем, может интереснее станет?». Станет только непонятнее. Что это за адвокат Мирский такой? Прожженный циник? Отпетый авантюрист? Человек, который влезает в любой скандал и ищет чем бы поживиться? Но тогда почему он адвокат, если он за весь фильм не дал ни одного юридического совета? (советы из романа в фильм не лезли, потому что законодательство другое, а из нового белорусы придумали только гениальное обещание комиссару полиции подать на него в суд за клевету, проявившуюся в подозрении подозреваемого. Неудивительно что комиссар адвоката тут же прогнал. И вообще комиссар белорусской полиции как-то странно не соответствует советскому званию комиссара, он скорее капитан или майор, не Париж же все-таки)

Попытки намешать в фильм сразу все страсти, обуревающие главу аэрокосмической корпорации: и Гарднера, и мысли «да что же этот Мейсон клиентку так и не поцеловал», и эстонцев, и бои без правил, привел к совершенно несъедобному гибриду. Получилась история о том, как Остап Бендер возомнил себя Лохом победителем воды, славно позанимался сексом и погиб во цвете лет.

И как цементная вишенка на этом глиняном торте – сцена с хакером. Она выглядит так: из подворотни выходит дедушка, ведущий за руку рыжего очкастого внука. Адвокат Мирский называет дедушке телефонный номер и предлагает пробить его по базе, после такого подвига «они будут за всё квиты». Все влезают в похабный фургончик, после чего слышится пиликанье – это очкастый внук начал нажимать на клавиши ноутбука. Все придвигаются и выражают неподдельный интерес – сейчас пробьет по базе. Дедушка лезет в бумажник и бережно передает внуку, что б вы думали – синюю трехдюймовую дискету! Просто так он внуку дискету не дает. Не надо было показывать монитор, но аэрокосмическая корпорация гордится, что у них есть ноутбук, они и показали. Фильм, повторяю, начала девяностых годов. Поэтому на экране ноутбука, повинуясь ловким пальцам малолетнего хакера стремительно пролистываются каталоги Нортона. Вот заветный файл «Воркз экзе». Энтер! И на экране возникают загадочные слова на таинственном английском языке «Майкрософт воркс, версия 2.0, все права защищены. Загрузить файл». Всё становится ясно.
- Хм-м… - качает головой дедушка, - а ведь абонент засекречен! Вы, ребята, сильно рискуете. Ну да ладно. АНТОША, ЗАГРУЗИ ДИСКЕТУ.

То есть до сих пор Антоша «дискету не загружал», он просто запустил волшебный Майкрософт и сразу понял, что всё пропало. Но у нашей корпорации есть еще более волшебная дискета! Она бьет майкрософтовского туза!

Ребята, будь вы хоть трижды белорусские морские аэрокосмонавты, не показывайте на экране новейшие достижения техники, особенно если сами в них не очень разбираетесь. Делать так это действительно «сильно рисковать».
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16093
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Июл 10, 2017 11:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

И уж совсем даже не с трепетом, а просто в леденящем ознобе, я решил посмотреть сериал "Перри Мейсон", причем новые его серии, так называемого "Нового Мейсона", который сняли в США спустя двадцать лет после классического прижизненно-гарднеровского сериала, в цвете и с тем же, хотя и постаревшим Рэймондом Берром.

Ничегошеньки хорошего я не ждал, потому что и черно-белый-то сериал мне смотреть тяжеловато. И Мейсона я не так себе представляю, и Деллу тем более, а про лейтенанта Трэгга и говорить нечего, кто видел - поймет. И вообще ни от кого я особенно хороших слов тут не слышал - ни шведы его не любят, ни американцы. То есть как - не любят - любят, наверное, как мы своих Знатоков и инспекторов Лосева - с кривой ухмылкой - "в пятом классе мне это нравилось".

Не дотягивает старый фильм с Берром до лучших романов Эрла Стенли, с трудом дотягивает до средних. А были ведь и средние, и плохие были, те, которые, пожалуй стоят уничижительной оценки, выданной героями "Побега из Шоушенка".

И уж тем большим кошмаром выглядят попытки воспроизвести образ Мейсона в других киновариантах (см. 2 сообщения выше по теме). Это вообще получается какой-то Антиплащ вместо Мейсона и его верных друзей, не даром же там нигде не приживаются Делла и Дрейк.

Вот удивительное дело - великие американские детективщики очень с трудом вписываются в кино. Пуаро вписался, спасибо, сами знаете кому, патер Браун со скрипом, но вписывается, Мегрэ смотрится даже в советских телеспектаклях. А такие мастера, как Макдональд, Спиллейн, Стаут даже - лучше бы за них не брались, никакой Банионис не вытащит.

Так - удивительное дело, цветной "Новый" Перри Мейсон, оказался, пожалуй, самым смотрибельным, самым близким к исходному Гарднеровскому.

Конечно он постарел. Но это в общем-то не противоречит логике, известные адвокаты не просто могут быть пожилыми, они чаще всего такими и бывают. Да, это минусует обаяние и невысказанную страстность образов. Но между прочим, Гарднер писал Мейсона с себя, а Деллу со своей (всю жизнь-таки верной) секретарши. Его право оставлять их вечномолодыми, но наше право быть уверенными, что возраст не губил в этих прекрасных и честных людях ни романтики ни ума.
Восстановители фильма прибегли если не к безупречному, то по крайней мере к действенному приему. В обеих виденных мною сериях у пары Мейсон-Делла есть... нечто вроде сына. В смысле, им помогает - выполняя всё, что в младые годы доставалось на их долю - какой-нибудь человек помоложе. В одном случае это... Дрейк. Я сначала обалдел и начал гадать, что случилось с актером, игравшим Дрейка раньше. Надеюсь, ничего особенно плохого, потому что оказалось - это финт ушами. Молодой, постоянно попадающий впросак Дрейк превращается из Гоши Кобиашвили в этакого Юру Плоткина, младшего товарища, сочувствие к которому объединяет команду. Это ведь так важно в романах о Мейсоне - повод для объединения команды. Можно сколько угодно толкать речи о "стороне света" и "силах добра", но пока Леголас не вытащит Гимли за бороду из пропасти горло не перехватит.
А здесь - перехватило. Особенно во второй серии, где за младшенького оказался не Дрейк, а какой-то адвокат-стажер со своей Тепляковоподобной подружкой. И когда Мейсон, как всегда спокойно сказал "Ты на нее не кричи, она - твоя Делла", я наконец-то поверил в то, что Берр - тот самый адвокат, который нам всем так дорог и нужен.

Что же касается сюжетов, то Гарднер их не писал. Но мог бы написать. Здесь нет никакой мориартщины и бобгарсийщины, это просто запутанные сюжеты с ограниченным числом подозреваемых, которые раскручиваются - черт возьми - в перекрестном допросе на суде. Такая малость, казалось бы - соблюдать придуманную автором схему. Но хоть бы кто додумался, что в продолжении "про Холмса" должны быть слова "однажды дождливым вечером мы сидели с Холмсом у камина"... Wink
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16093
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вс Июл 30, 2017 10:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Младший Пол Дрейк - действительно сын. Но не Мейсона и Деллы, а сын старшего Пола Дрейка. Поэтому он такой недотепа и саксофонист, но зато на его долю приходятся все драки, лазанья по карнизам и Ивы Белтер.

- Посмотрим записную книжку...
- Ты правда веришь в метод свой?
- Я верю! - ТРИ СЛЕПЫЕ МЫШКИ!
Мышь - Бог.
Мышь - Сын.
Мышь - Дух святой..
.

(С)
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16093
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Авг 09, 2017 11:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Когда Мейсон спрашивает у Деллы о расширении компьютерного файла, настаивает на том, что Холодная война - плохо, или иронически проходится по Стивену Кингу и Алю Пачино, я с ним конечно, как всегда солидарен. И всё-таки невольно вспоминаю, как был шокирован, увидев над столом у Знаменского и Томина портрет Путина. Полное ощущение машины времени.

А может - элементарное бессмертие? Wink
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16093
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Авг 16, 2017 1:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ну что же, просмотрев около десятка серий "Возвращения Мейсона", я возьму на себя смелость высказаться.

Да, это фанфик, если можно так выразиться - официальный, сделанный с оглядкой на правообладателя, и наверное удовлетворивший его. Это непросто. Я не уверен, что будь я Агатой Кристи, я был бы в восторге от попытки "дописать" приключения Пуаро (как это было сделано в одном фильме про извращенных французских нацистов), а будь я Конаном Дойлем, я бы мягко но настойчиво попросил сына никогда не выводить на бумаге фамилию Холмс, Эллери Квина запер бы в чулане, а шушеру вроде Боба Гарсии выметал просто метлой. Но будь я (о недостижимые идеалы, ведущие нас по жизни) Эрлом Стэнли Гарднером, я бы при виде "Возвращения Мейсона" благосклонно усмехнулся. Без особой радости, но и без всякого гнева.

Поскольку этот сериал является возрождением старого сериала, который снимался прямо по романам о Мейсоне при жизни автора, сравнения приходится проводить сразу по двум градациям. С черно-белым сериалом, правда, легче, он милый, но не слишком удачный, очень архаичный по исполнению и эстетике. Странное дело, он смотрится гораздо более "старым", чем читаются сами романы, в которых автор, с его простейшими фразами добился удивительной и полезной лаконичности. Читая про Лос-Анжелес Мейсона, ты представляешь себе такой Лос-Анджелес, какой тебе нравится. Достаточно современный, достаточно знакомый и достаточно (уверен в этом) непохожий на тот, который описывал, начиная аж с Великой Депрессии сам автор. Вот вам и неочевидный рецепт - чтобы написать интересно, нужно "видеть картинку", но не навязывать ее читателю.

В "Возвращении Мейсона" авторы и продюсеры добились важнейшей составляющей детективного сериала - ты сочувствуешь героям. Не в том смысле, что ты их жалеешь, а в том, что они тебе интересны, что ты рад встретиться с ними вновь и вновь. Эта та самая видеонность, которая стала проклятием Грэма Троола (и Иеронима Грэма) с его Деборой. И это то самое, чего в упор не понимает большинство фанфикописателей, которые знай себе засовывают Холмса в Тибет, на Марс, в Двадцать первый век, и при этом стараются сделать его похуже, почернее, попровокационнее - "как публика любит". Публика действительно любит плохих парней. Но только хотел бы я посмотреть на того зрителя, который выходит с сеанса с Дауни-младшим, и плачет по Холмсу упавшему в водопад. Чего плакать, это же круто, что такой жосткий пацан в водопад - хрясь, чтобы в следующей серии - бульк!

Вот этого соблазна, в "Возвращении Мейсона", слава богу нет и в помине. Это ведь тот же самый Рэймонд Берр, соответственно постаревший от черно-белых шестидесятых к видео-девяностым. И оброс он не мышцами, как это любят делать стареющие авторы детективов со своими героями,а седою бородою. И перво-наперво сказано, что он доработался до судьи верховного суда... Но уволился оттуда, потому что узнал, что Деллу обвинили в убийстве, и ее надо защищать.

В общем, допущение тут такое - Мейсон дожил до девяностых. Тут немного скрадывается очевидный факт, что это телефильм вышел в шестидесятые, а согласно романам Делла и Перри вовсю работали еще до войны. Ну бог ведь с ним - они тут пожилые, а пожилые люди, как известно уж если нашли в себе моральные силы выглядеть импозантно, не столь уж важно семьдесят им или восемьдесят. Как говорил В.Леви. "девяностолетний может оказаться моложе".

Разумеется без потерь тут не обходится. В частности Делла - та самая Делла, здесь выполняет роль, если не бодрой бабушки, то во всяком случае жизнерадостной Муми-мамы, она всюду заметна, обо всем знает, всё комментирует, но к сожалению ничегошеньки не делает. То есть ее иногда сажают за стол разбирать бумаги или обзванивать по телефону кого-то, и она таким образом даже добывает нужную информацию потому что у нее много полезных друзей и знакомых. Но это всё смахивает на обещание данное Алисе Селезневой бабушки Юли Грибковой. "Я поговорю со своим одноклассником Синехвостиковым, который теперь работает в министерстве". Если бы по телефону было можно раскрывать преступления, секретарши бы рулили без помощи адвокатов.

Вторая фишка, а вернее отличительная черта сериала это лирическая линия, и неразрывно связанный с ними Пол Дрейк. Как я уже объяснял, это герой, формально именуемый Полом Дрейком, а фактически выполняющий роль непутевого сына, или в крайнем случае ученика самого Мейсона. В первых сериях, его зовут Дрейком, потом почему-то (надеюсь не из за разборок с актером) его сменяет молодой наивный адвокат-ученик. Почему-то он поляк, по фамилии Малански. Ему достаются все приключения, в каждой серии его роняют в бассейн, бьют по лицу, сбивают машиной и подстреливают из револьвера. Можно было бы сказать, что ему достается весь экшн, который трудно было бы повесить на постаревшего Перри, если бы не одна деталь - в романах про Мейсона этого экшна практически нет. То есть иногда, и далеко не в каждом романе, Мейсон получал пощечину от девушки или наоборот - нокаутировал убийцу "почти профессиональным ударом левой". Но это были моменты, этакого выхода за рамки, сходные скорее с разборками Холмса с Ирен Адлер, или со случаями когда Мегрэ бил свидетеля, или орал на беременную женщину (да-да, такое бывало!). Это должно вызывать ощущение "ух ты, до чего дошло", и подчеркивать особенность "адвокатского детектива" - "герой не столько палит из пистолета, сколько проводит перекрестные допросы". Здесь же юный Дрейк ввязывается в драки и перестрелки с интенсивностью который позавидовали бы Марлоу, Арчер и Арчи Гудвин вместе взятые.

Но мало того. На юного Дрейка/Малански повешена еще и любовная линия. В романах Гарднера есть, как мы все знаем одна настоящая любовь и она никак себя не проявляет, потому что истинное величие любви между шефом и секретаршей в том, что им есть чем еще заняться, пока не прилетит страж-птица, а там уже и поздно. Здесь видимо решили, что телезритель этого не съест. И поэтому Малански/Дрейк, в лучших традициях детективного "крутьняка" всё время пикируется с какой-нибудь симпатичной девицей, и в каждой серии - с новой. Это детективши, полисменши, репортерши, секретарши, а если их мало - монахини, преступницы, проститутки и прокурорши, да мало ли их еще на свете есть? И каждый раз вроде всё хорошо у них, они друг другу улыбаются... Надо сказать у Малански есть невеста, вылитая Теплякова, которая рвется приобрести познания в криминалистике и таким образом сформировать полноценную пару Мейсон-Стрит. Всё бы хорошо, но то и дело она авторам надоедает, и вообще на всю эту лирику уходит такая уйма времени, что страдают даже перекрестные допросы в суде.

Они есть. Они, благодарение богу, есть потому что в черно-белом сериале их порой почти что и не было, а Мейсон без суда, это, сами понимаете, как патер Браун-атеист. Но не оставляет ощущения, что если что и не смогли здесь перенять у Эрла Стенли, так это чисто судебного опыта, и главное - любви к судебному заседанию, и искренней веры, что на справедливом суде неизбежно выясняется истина.

Здесь истину приносят, как правило Дрейк, в коробчонке, как важную улику или решающий документ. Приносят постоянно, в конце заседания, никто против этого беспредела уже давно не возражает. Получается, что и свидетели, и прокурор, и высокий суд допросы слушают вполуха, хорошо понимая: нужно выждать какое-то время прежде чем откроется дверь.
Говоря более серьезно, нужно заметить: детективное произведение - четко структурировано, как волшебная сказка Проппа, не только по персонажам, но и по фабульной основе. И следует различать этапы, которые переживет с героями зритель или читатель. Есть фаза напряженного расследования - это когда у сыщика не клеится версия, когда он застрелил сообщника и теперь уже никогда не найдет убийцу, когда "два джентльмена средних лет бегут за собакой по креозотным следам". А есть фаза распутывания узлов, которую Эркюль Пуаро не без иронии назвал "Садимся поудобнее у камина и рассказываем".
Так вот у Гарднера допрос, это самое напряженное расследование. Которому только лишнего шарма придает то, что все в галстуках и только языком треплют. В фильме же на такого рода допрос времени не хватает (зритель не поймет, давайте лучше Дрейк девушку поутешает), и он неумолимо превращается в объяснения того, "как оно там было". А в таком допросе выигрыш это не подвиг.

Наверное поэтому сильно страдают антагонисты. У Гарднера ведь есть два типа антагонистов - собственно злая воля (убийца) и в полный рост выросший из Лестрейда Бергер - прокурор, который в общем-то честный и хороший человек, но вот-вот поспособствует торжеству несправедливости. И второй Лестрейдовский потомок - полицейский Трэгг, который на суде уже не враг, а просто честный свидетель - нейтральный бог, справедливый и слепой, как девушка с весами.

Эти фигуры не получились ни в первом ни во втором сериале. Они даже как-то поменялись местами, потому что прокуроры все до одного очень уважают Мейсона и совершенно ему не сопротивляются, добровольно отступая в тень, а мешает один единственный полицейский инспектор, как правило насмешливый негр, который с яростью отчаяния всё еще надеется, что пришибет кого-нибудь из подзащитных пакетом косвенных улик. Будь у него права прокурора, он бы может и развернулся, но поскольку речи он произносит только во время дознания, угрозы справедливости от него - кот наплакал.

Есть ли что-нибудь однозначно удачное? Я бы сказал, это подзащитные. Это фигура, в детективной раскладке означающая того, кого сыщик должен защитить. Кажется, что она необязательна - разве нельзя расследовать, не прикрывая телом от пуль испуганную блондинку? Можно. Но вспомните "Убийство на улице Морг?". Разве Дюпен сразу рванулся расследовать? Нет, только когда узнал, что "полиция арествала по подозрению..." и совсем даже не блондинку. Зло в детективе должно не только нести ответственность за уже совершенное, но и угрожать еще кому-то, в итоге - самому читателю. Неправедно обвиненный это гораздо более классическая и "правильная" фигура для защиты, чем "жертва, которой маньяк написал - ТЫ УМРЕШЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЙ".

И это - пожалуй - второй кроме симпатичных-таки главных героев "кит" держащий "Возвращение Мейсона" на плаву. Не столько смена антуража - где каждая новая серия разворачивается в новой "девяностной" обстановке - вот вам издательство, вот модное ателье, вот баскетбольная команда НБА, а вот церковь. А в этих всех бедолагах - сильных мира и слабых мира, известных писателя, епископах, хоккеистах и великих фокусниках... которого сейчас судить будут за убийство, а он говорит "я потерял волшебную палочку... свою палочку-выручалочку" и всё, я - зритель, готов костьми лечь, чтобы этому запутавшемуся как и все мы человеку, адвокат подарил шанс.

И адвокат конечно шанс подарит. Very Happy
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
НекрЫсь
Лесник


Зарегистрирован: 11.08.2003
Сообщения: 16093
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 09, 2017 7:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В обойме "западного детектива двадцатого века", который иногда переводили в СССР и который принялись валом печатать в 90-е были монстры, умудрившиеся прославиться сквозь железный занавес. Гарднера, Кристи и Стаута мы ЗНАЛИ. И были другие, про которых только СЛЫШАЛИ, что они воспевают "развращенность, ужасы и насилие".

Вот про Маклина я преимущественно слышал. Причем потом его уже издавали, но я открывал первую страничку, видел, что это "про разведчиков" и закрывал. Не люблю эту тему. Не воспринимаю ее, как историю про борьбу добра со злом.

Но волей неволей нужно же прочитать все книжки, которые мне привез Кобиашвили от человека, с которым мы успели, пока книжки ехали, поругаться за остров Крым. Я же не могу выбросить книжку (оставить в вагоне метро разумеется), не прочитав.

И вот я читаю эти книжки в черных обложках. И все навязчивее одно воспоминание. Как-то мне довелось ехать в город Пермь в общем вагоне. Не знаю, ездили ли современные люди в общих вагонах, но мне вот повезло. Это такой вагон, где на вторых полках не лежат, а сидят, по два человека. Как в кино про гражданскую войну.

А едет такой чудо-поезд долго, два дня. А лампочки в таком вагоне обычно перегорают, тем более если зимой. И вот по этому душному, продуваемому ледяным ветром вагону бегает толстая проводница и каждые пятнадцать минут кричит "Чёрный журнальчик!" "Читаем Черный журнальчик! Триллеры, детективы, эротика!". Через двенадцать часов кто-то набросился на нее в дальнем купе, и чуть не убил. "Да подавись ты своим Чёрным журнальчиком!" кричал бедолага.

Что-то мне кажется, что эти "зарубежные детективы" в черных бумажных обложках и были тем журнальчиком.

Во всяком случае пришлось прочитать мне Маклина. А я ведь его - не раз виденного на обложках - даже уважал. Даже, когда мне сказали, что та режиссерша из за которой Триер стал фашистом, сняла сериал по повести Маклина и умудрилась позвать на злодея Хью Лори, я ответил "Ну так это же Маклин". Смотрел и поражался, как Лори позволил себя уговорить.

В общем это безобразие какое-то. Про англичанина, который вообще-то сотрудник интерпола, но ведет себя как Джеймс Бонд. Я так в детстве себе представлял сотрудников интерпола - полицейские, но только Сверх. И очень расстраивался, когда в каком-нибудь "Грузе без маркировки" интерполовцу ломали спину, а советские таможенники всех разоблачали. Мне это казалось несправедливым и нелогичным.

Здесь интерполовец немыслимо крут. В первую очередь это проявляется в том, что у него есть две красивые-красивые помощницы. Нет, ну правда красивые. Нет, ну серьезно. Этот вопрос его очень занимает, как и то, как бы поговорить с этими помощницами в таком хамски заигрывающем ключе. Как бы поразить своими способностями. Ну как если бы Холмс каждую девушку обмотанную пестрой лентой, игриво щекотал пёрышком. Приехали эти чудо-сыщики в зловещую экзотическую страну. В Голландию. Где всё не так, как в доброй старой Англии. Где зловещие отели, зловещие склады в порту, где прямо у трапа тебя убивают, и каждый шарманщик - развращенный наркоман. Герой там гоняется за маньяком-священником, который прикидывается гугенотом, хотя на самом деле католик. Священник торгует наркотиками, а из мафии его выгнали за жестокость. Героя постоянно убивают, он выныривае, вырывается из роковых наушников, и избегает выстрела в пах, мыслью о котором одержима еще одна красивая-красивая девушка. Во всей этой околесице есть лишь один проблеск жути - когда одну из помощниц убивают. Она попадает в круг танцующих аборигенов, то бишь толстых, тупых крестьянок-голландок. Которые, совершая ритуальный сельскохозяйственный танец многократно пронзают ее вилами. Взаправду. Момент страшный, но выглядит он вишенкой не на торте, а на бетонном аэродроме. Всё остальное не пугает и даже не смешит.

В конце концов герой залезает на подъемный кран. И начинает дергать его канатом, по которому как раз убегает негодяй. Негодяй срывается вниз, аккуратно надевается на крюк подъемного крана и висит там "как огромное мертвое насекомое".

Экая удача, хочется воскликнуть. Вы представляете эти крюки? Это же не рыболовные крючки увеличенного размера... Нет, конечно можно, можно наверное так уложить мертвое тело, чтобы оно эдак обвисло, зацепившись животом... Но все равно - вот повезло так повезло! А ведь обязательно нужно, чтобы висел. Потому что герой, там, на подъемном кране должен предложить оставшейся в живых помощнице выйти за него замуж...

Знаете, похоже именно Маклина читали те советские всезнайки, которые рассказывали про "ужасы, порок и насилие" в западном детективе.
_________________
I'm Reviewing,
The Situation...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов webtut -> Наши увлечения Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group